Волгодонск Понедельник, 17 Июня
Происшествия, 18.03.2019 14:16

Волгодонцу грозит до 12 лет тюрьмы за бытовую драку

Волгодонцу грозит до 12 лет тюрьмы за бытовую драку

В редакцию «Блокнота» обратились родственники еще одного волгодонца, в отношении которого возбуждены уголовные дела. Методы следственной работы, бесчисленные нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, а также выводы следствия вызвали волну возмущений у родственников, коллег и всех, кто знает парня на протяжении многих лет.

Биография Виктора Разнеченкова мало чем отличается от судеб сотен его сверстников, родившихся в Волгодонске в конце 80-х. После школы поступил в Новочеркасский военный институт связи, отслужил в армии, работал в оконной компании и слесарем-монтажником в одной из подрядных организаций АЭС. В настоящее время работает на Ростовской АЭС инспектором службы безопасности. С 10 лет занимался боксом, является кандидатом в мастера спорта, получил мастера спорта по рукопашному бою, неоднократно представлял Волгодонск, Ростовскую область и Россию на различных соревнованиях. 

новый коллаж.jpg

Оказывает помощь тренерскому составу в воспитании и становлении юных спортсменов. Пять лет назад на одном из турниров Виктор в бою сломал руку, поэтому с большим спортом пришлось расстаться навсегда. 

Женился. В семье Разнеченковых растут две очаровательные дочки, одной - девять лет, вторая еще малышка, ей один годик.

Но последние два года словно наступила черная полоса. Виктор дважды попал в неприятные истории, которые с помощью следователей выросли в чудовищные обвинения и теперь грозят обернуться сроком до 12 лет. В январе 2018 года Виктор вместе со своим другом Яковом отдыхал в кафе «Крепость», куда были приглашены его приятелем. Между Яковом и одним из приглашенных, как позже стало известно, Александром Симкиным, слово за слово, возник конфликт. Виктор отвел товарища в сторонку и уговорил идти домой отдыхать. Яков отправился домой. Но спустя время Александр Симкин вновь стал искать приключений, и на этот раз стал задирать Разнеченкова, при этом ударил его. Виктор, защищаясь, наотмашь ударил только один раз Александра, после чего несколько человек, возможно, знакомых Симкина, стали его избивать. В результате Виктор из кафе «Крепость» попал в больницу с многочисленными телесными повреждениями, переломом носа, с черепно-мозговой травмой; в больницу он поступил без дорогого мобильного телефона, который до сих считается похищенным.

WhatsApp Image 2019-03-07 at 07.44.41(1).jpeg

Раны зажили и, казалось бы, об этом происшествии можно было забыть, но о неприятном ЧП Виктору Разнеченкову напомнили следователи. Так Виктор узнал, что стал фигурантом уголовного дела, да не простого, а, как говорится, с отягчающими обстоятельствами. Виктору необоснованно инкриминируют п. «а» ч. 3 статьи 111 Уголовного Кодекса РФ, которая гласит: Причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное группой лиц". Срок − до 12 лет строгого режима. По ходу ознакомления с делом изумление семьи Разнеченковых переросло в отчаяние.

Оказывается, Яков дошел до дома, но затем передумал и вернулся в кафе «Крепость». Там у них с Симкиным конфликт продолжился. После чего Симкин, по своим первоначальным показаниям, мало что помнил. Но достоверно известно, что он взял такси, вышел около магазина неподалеку от дома, а уже позже его обнаружила сожительница лежащим около подъезда дома. И теперь, после обращения к врачам, Александр Симкин оценил ущерб здоровью в пять миллионов рублей. Почему он решил взыскать его именно с Виктора, остается только догадываться. Возможно, более материально обеспеченная семья показалась Александру весомым аргументом в этом судебном споре, а следователи дополнили картину «группой лиц».

Изучая все обстоятельства, адвокат Виктора Разнеченкова нашел массу несоответствий и противоречий в материалах дела. Например, в основу обвинения Виктора легли показания Симкина, довольно путанные и сомнительные. То он ничего не помнил, то, вдруг вспомнил всё, вплоть до мельчайших деталей. Симкин стал утверждать, что в этот вечер не пил алкоголя, но врачи подтвердили серьезное опьянение. Потом путался в показаниях об обстоятельствах произошедшего в кафе. На ранних допросах Александр пояснял, что ничего не помнит, потом вдруг до мелочей «вспоминал» путь домой на такси. Судя по тому, что сожительница нашла его лежащим около дома, возможно, он и после выхода из такси продолжал конфликтовать со всеми встречными, а возможно и падал, находясь в изрядно подвыпившем состоянии, а получение тяжких травм не исключено, как установлено судебно-медицинскими экспертами, в том числе и при падении.

Почему такие недостоверные и противоречивые показания потерпевшего легли в основу обвинения, непонятно. К тому же, свидетельства других лиц, которые подтверждали правоту Виктора, следствием игнорировались.

В этом деле настолько много неточностей и шероховатостей, что диву даешься. И все же следователь отправил уголовное дело в прокуратуру, не дав с ним ознакомиться Виктору Разнеченкову. В ответ прокуратура вернула его на дополнительное следствие. Но и в этом случае следствие упорно игнорировало выводы экспертов и показания незаинтересованных лиц, свидетельствующих в пользу Виктора, и не желало объективно разобраться в произошедшем. А утверждение, что потасовки носили характер «группой лиц» и вовсе притянуто за уши. Конфликт с Яковом, в ходе которого, по версии следствия, Симкин также получил телесные повреждения, произошел в то время, когда Виктора уже не было в кафе, поскольку после избиения его неизвестными лицами он был доставлен в больницу, о чем говорят свидетели. Но, по всей видимости, кому-то выгодно выпячивать в деле одни показания и не слышать других очевидцев.

Почему-то следствие оставило без внимания и тот факт, что Виктор не имеет судимостей и является успешным работником и отличным семьянином, а Александр Симкин неоднократно привлекался к уголовной ответственности за совершение преступлений, в том числе и тяжких. Адвокатом Виктора неоднократно заявлялись ходатайства о проведении различных следственных действий, направленных на устранение имеющихся в деле противоречий и несостыковок в обвинении Виктора, в том числе о проведении Симкину, с учётом его противоречивых показаний, ставящих их правдивость под сомнение, экспертизы с применением полиграфа, называемого в народе — детектором лжи. А также приобщении на Симкина характеризующего материала. Однако следователь отказал и в этом.

К тому же во время расследования стала известна информация, что большинство участников застолья в «Крепости», в котором участвовал Симкин, имеют отношение к криминальным структурам Волгодонска, а главный виновник торжества уже находится в местах лишения свободы. Виктор и Яков оказались в весьма непростой ситуации, ведь они оказались лицом к лицу с организованной структурой, искушенной в части хитроумных уловок нарушения закона, подлогов и возможностей уйти от наказания. Следствие, скорее всего, не может не располагать этой информацией, поэтому особенно удивительно, что версия избиения человека с известной криминальной биографией, да еще группой лиц, не поддается никакой логике. Более того, правоохранительные органы в материалах дела признают, что у двух конфликтов были разные причины, произошли они в разное время и в разных местах — в кафе и на улице. До сих пор непонятно, от чьих действий пострадал Александр Симкин, то ли во время первой драки, то ли во втором конфликте, то ли по пути домой. А поскольку эксперты не могут разграничить эти факты, то отсутствуют законные основания для обвинения Виктора в причинении Симкину тяжкого вреда здоровью. Позиция же следствия и прокуратуры, вероятно, такова, что раз невозможно разграничить от чьих именно действий наступили тяжкие последствия для Симкина, то действия Виктора и Якова необходимо квалифицировать, как совершенные группой лиц. Однако это противоречит не только здравому смыслу, но и действующему закону. Получается по их логике, если бы Симкин в этот вечер подрался ещё с кем-нибудь в другое время и в другом месте, что не исключено и следствием не проверено, то этих других надо привлекать вместе с Виктором и Яковом, как группу. 

Еще одну возможность доказать невиновность Виктора Разнеченкова по статье 111 УК − пройти всем участникам конфликта проверку на полиграфе − органы следствия тоже не посчитали необходимым, хотя защита заявила такое ходатайство, поскольку их показания противоречат их же собственным, данным в разное время в ходе следствия.

Пока шло расследование, с Виктором произошла еще одна скверная история, с помощью которой разваливавшееся на не стыкующиеся между собой фрагменты следствие возобновилось с удвоенной силой. В январе 2019 года Виктор отмечал новогодние праздники в ресторане. Его товарищ Иван Муха, бывший спецназовец, предложил показать за столом один из армейских приемов. Виктор отказался, но Иван все же уговорил его, взял лежавший у тарелки столовый нож, придвинул его Виктору и убедил, что поставит блок. Иван хотел продемонстрировать друзьям навыки владения приемами самообороны, но, как договаривались, блок Иван не поставил, и Виктор по неосторожности повредил другу плечо. Он вызвал скорую помощь, помог товарищу и утром отправился в полицию написать явку с повинной, разъяснив всю нелепость ситуации. Иван, с кем была связана многолетняя дружба, повинился, что сам спровоцировал Виктора на такую глупость.

Оказалось, и в этой ситуации он поступил опрометчиво. Знай Виктор законы, они бы с Иваном настояли на явке с повинной, и теперь Виктора бы судили по статье «причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности», а не «причинение тяжкого вреда здоровью с помощью оружия или предметов, используемых в качестве оружия». Почему следствие выбрало столь серьезную статью, по которой грозит до 10 лет строгого режима, наверное, объяснять не стоит. Скорее всего, слишком белыми нитками шито предыдущее дело и трудно будет объяснять, почему в нем столько нестыковок, а тут такой «подарок судьбы». Потерпевший Иван пытается достучаться как до следствия, так и до надзорного органа, прокуратуры, и доказать, что он сам спровоцировал такую ситуацию, что у него нет никаких ни моральных, ни материальных претензий к Виктору и что не желает его привлечения к уголовной ответственности, он не хотел, чтоб из-за его собственной глупости в тюрьме оказался его близкий друг, а двое детей остались без отца. Более того, Иван заявил ходатайство о переквалификации статьи 111 ч.3 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия») на статью 118 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности»). Однако в удовлетворении поданных Иваном ходатайства и жалобы как следователем, так и прокурором по непонятным причинам отказано.

Следствие игнорирует не только показания Ивана. Бесчисленные жалобы адвокатов в связи с многочисленными нарушениями закона в ходе следствия, а также обращения в прокуратуру Волгодонска и Ростовской области рассматриваются формально. Фактически надзорный орган, который по закону должен обеспечить соблюдение законов, занял обвинительную позицию, поскольку не хочет видеть очевидные факты. Имеющиеся недостатки в виде неполноты и необъективности следствия, противоречия в доказательствах, на которых основывается обвинение, не устраняются. Очевидно, следствие и органы прокуратуры опасаются, что принявшись устранять все недостатки, дело может «развалиться», и тогда придется объяснять, почему Виктор так долго находился под следствием. Получается, это «расследование», которое не выдерживает никакой критики, теперь уйдет в суд − пусть судьи и разбираются? Не секрет, что правоохранительные органы нередко, опасаясь гнева начальства, не желают брать ответственность на себя за необоснованное привлечение по особо тяжким статьям. А в суде порой бывает слишком поздно все исправить, о чем свидетельствует неутешительная статистика оправдательных приговоров.

Безусловно, Виктор доложен понести наказание и сделать выводы из всего произошедшего. И действия обвиняемого должны квалифицироваться по статье, сообразной причиненному ущербу и с учетом всех обстоятельств дела. Мы видим сегодня множество примеров, когда за убийство или хищения в особо крупных размерах люди получают наименьшие сроки. Почему правосудие так избирательно? Почему так работает следствие? Родственники Виктора надеются, что дополнительное следствие более тщательно изучит все материалы дела и не отправит парня в тюрьму, оставив семью и двух детей без отца на долгие и несправедливые 12 лет. А также семья Виктора верит, что следствие наконец услышит защитников и проведет справедливое разбирательство этого дела.




Новости на Блoкнoт-Волгодонск
новостиВолгодонскуголовное делосуд
7
4
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое