Волгодонск Пятница, 25 Мая
Телефоны рекламного отдела:8 (8639)27-03-07, 27-03-16, 8(938)146-17-63, 8(938)146-17-99

Информационный портал «Блокнот Волгодонска» – это не только самые свежие и интересные новости города, но и своеобразный справочник Волгодонска, который помогает найти нужный товар и услугу или партнеров по бизнесу.

Наш портал работает ежедневно и круглосуточно. Здесь вы можете узнать о самых интересных событиях в жизни города, а также активно участвовать в обсуждении прочитанного.

Хотите быть в курсе всего? Начинайте свой день с нашим сайтом.

Чтобы пойти на войну, я прибавила себе 2 года, - Валентина Гайдукова

Общество, 12.05.2018 10:52

Она исправила возраст в комсомольском билете на два года, чтобы попасть на фронт, служила радисткой, передавая секретные данные, попадала под обстрелы и бомбежки, а День Победы в 1945 году встречала в Берлине. 73-ю годовщину Великой Победы волгодончанка Валентина Вениаминовна Гайдукова встретила в возрасте 90 лет, отчетливо помня каждый день войны. В канун Дня Победы губернатор Ростовской области Василий Голубев вручил ей наградной «За ратную службу».

Валентина Вениаминовна, расскажите, сколько всего у вас наградных знаков?

- Вот эта новая - знак губернатора Ростовской области «За ратную службу» - так она называется. Она тяжелая, видимо, сталь там крепкая. Здесь вот за победу над Германией - это за службу в армии, эту дали за труд - орден Ленина. Остальные награды - все юбилейные ко Дню Победы. Вот эта, медаль Жукова, для меня самая дорогая. Я была в армии Жукова на первом Белорусском фронте, поэтому эта награда для меня особенная. Я служила в 16-й воздушной армии, в 16-й полку связи.

15.jpg

Расскажите, как и в каком возрасте вы попали на фронт?

- Чтобы пойти в армию, я прибавила себе два года. В то время война только началась и от нашего села нужно было четыре девушки для отправки в военное медицинское училище. Я и еще три девушки из нашего села поехали в военкомат, который располагался в районном центре в 18 километрах от нашего села. Это было в Сибири в Красноярском крае в Багатольском районе. Трое девушек, которые были со мной - все прошли по возрасту, всех взяли. Хотя, никакой комиссии там не было. Я приехала, у меня на руках был только комсомольский билет и аттестат зрелости. Мне на тот момент еще не было 17 лет, было 16 лет и восемь месяцев. Сотрудник военкомата, майор, который нас принимал, мне и говорит: «Доченька, ты еще не подросла, чтобы воевать. Поезжай ка домой к маме. А я говорю: «У меня ни мамы и ни папы нет, я хочу в армию!». Но он отказался меня оформлять и отправил все-таки меня домой. Поэтому я вернулась домой уже к вечеру. С таким решением я была категорически несогласна и со слезами пошла к председателю сельсовета. Поскольку нужна была срочно еще одна девушка, председатель сельсовета пошел к директору школы, и исправил очень чисто в комсомольском билете семерочку на пятерочку, а директор школы - Вера Гребнева - она меня и натолкнула, чтобы я пошла в медицинское училище. Она выдала мне новый аттестат зрелости, в котором год рождения у меня был указан - 1925. На следующий день я снова поехала в военкомат, там со мной повторно побеседовали, и говорят: «Поедешь в женский полк связи». А я-то планировала в медицинское. Но мне сообщили, что команду в медучилище еще вчера набрали и отправили, поэтому мне пришлось ехать в Алтайский край, в город Бельск, в женский запасной полк связи. Вот так волею судьбы я оказалась не медиком, а радистом. Я еще долго плакала и не могла принять то, что моя мечта стать медиком не оправдалась.


Куда вас направили?

- Я попала в тринадцатый отдельный запасной полк связи. Приехали и сразу нас заселили в казарму. В полку все для нас было ново. Там мы изучили азбуку Морзе и две стационарных радиостанции РСБ-Ф и АК-3, на этих радиостанциях мы должны были работать. В нашей роте были одни женщины. Потом нас, десять девушек, отправили в Москву в 3-й резервный полк связи в Ватутинках. Это было в конце декабря, а оттуда нас направили на станцию «Чкаловская», где находился Научно-исследовательский Институт Военно-Воздушных Сил Красной Армии. Ученые этого института разрабатывали новую радиостанцию «радиолокаторная радиостанция». Так вот, мы помогали ученым монтировать эти станции на американские машины «Додж». Там мы дорабатывали электрические схемы, приходилось паять схемы – это очень тонкая работа. Мы вместе с создателями смонтировали эти радиостанции на американские автомобили и выехали с ними на фронт. До этого таких станций в войсках еще не было. Все это, конечно, было засекречено. Наша группа, которую направили на фронт, называлась «рота особого назначения». 

tihonova1.jpg

Когда вы впервые попали на фронт?

В феврале из Москвы мы отправились на фронт. Мы ехали в эшелоне, наши машины были погружены на платформы, и железнодорожным составом в «теплушках» мы двигались до Польши в Познань. По дороге мы дважды попадали под бомбежку. В первый раз - неподалеку от Минска. Мы только отъехали от Минска и вдруг, ночью сирены завыли и поднялся такой шум. Вбегает к нам в вагон командир взвода с словами: «Выходите срочно, налет немецких самолетов, сейчас бомбить будут!». Нас ехало 10 девушек, мы ехали отдельно от мужчин, выбежали мы, а кругом прожектора сияют, все небо ими освещалось как полосками, потом в ход пошли зенитчики, отогнали немецкие самолеты. Они видимо, где-то бомбы сбросили в стороне, в нас не попало, но сам вой сирен и страшный гул самолетов - бомбардировщиков, я считаю, что это было моим первым боевым крещением.

Расскажите, что было дальше и какова была работа связистов?

На фронт мы приехали в 16-ю воздушную армию Первого Белорусского фронта. Мы знали, что едем к Жукову на фронт. А уже потом в Воздушной армии нас распределили по авиационным полкам. Меня направили в 16-й полк связи 16-ой воздушной армии. Командовал армией генерал Руденко. Мы, собственно, работали с авиацией и с командирами подразделений. Мы переезжали с места на место примерно каждые трое-четверо суток. У нас были очень громоздкие антенны, которые состояли из множества алюминиевых трубочек. Несколько десятков этих трубочек нужно было собрать в единую конструкцию. Мы на земле все это раскладывали, потом крепили на штатив и затем поднимали и выставляли на растяжки. Эта антенна была плоская и очень высокая. Таким образом, мы устанавливали связь по определенным кодам и начинали работать. С кем мы связь держали, какую связь обеспечивали - было секретом. Нашей задачей было настраивать радиостанцию на определенную волну, по азбуке Морзе принять информацию, а потом также передать. Особенностью нашей станции, в то время, была голосовая связь. То есть, если это были переговоры, то мы включали голосовую связь. Кого мы соединяли и с кем мы – слушать нам, разумеется, не разрешалось. На каждой радиостанции мы работали в парах, на одной был инженер, а на другой техник. Они следили за исправностью станции. Если были какие-то помехи, то они их устраняли. Вот такая работа была. 

tihonova3.jpg

Приходилось попадать под обстрелы?

- И под обстрел попадали, и под самолеты. Я помню, когда мы только приехали к заданному месту, встали на краю аэродрома, командир отделения пошел получить новое назначение, и вдруг над нами самолет. Гул, грохот. Вы знаете, бреющим полетом по асфальту летели пули. Вот тогда было очень страшно. Потому что на этот раз мы были их целью, они обстреливали именно нас.


Чем кормили на фронте? Та солдатская каша, которую мы пробуем в День Победы на полевой кухне напоминает фронтовую?

Когда я приехала в город Бельск в Алтайском крае, где был женский полк связи, нас кормили так: утром на завтрак- каша пшенная, на обед суп из крупы пшенной и на второе пшенка, редко-редко было, что давали картошку. Гречки не было никогда, я гречку во время войны не пробовала.

Какое из военных событий вам запомнилось больше всего?

Самым запоминающимся для меня событием была подготовка к штурму Берлина. Сейчас уже точно не припомню, 16 или 17 апреля. Сначала шла подготовка к штурму, это были пробные мероприятия. В ход шли все орудия, которые только были. Позади нас стояли, наверное, «Катюши», потому что этот нескончаемый дождь снарядов пролетал мимо нас и над нашими головами. Вы знаете, это был такой грохот, взрывы, этот страх и ужас словами и не передать. Казалось, и земля, и воздух, и все вокруг горит пламенем. А потом, когда уже двигались к Берлину, мы подъехали к реке Одр - по обеим сторонам дороги повсюду были груды разбитых машин, танков, артиллерийские пушки, все было разбито и искорежено. А навстречу нам, из Берлина, нескончаемым потоком шли беженцы. Вдоль дороги огромное количество матерей с детьми тащились с узелками, кто на коляске, у кого что было, все несли на себе, тащили за собой детей из Берлина навстречу нам. Точь в точь, как наши в свое время бежали от немцев, так и они шли... Они, видимо, понимали, что обстрел Берлина будет очень жестоким, поэтому поток беженцев был огромный.


День Победы вы встречали в Берлине?

2 мая мы уже добрались до Берлина. Проезжали мимо Рейхстага, решили остановиться. Нам разрешили на пять минут пройти к Рейхстагу. Колонны были уже были все обстрелянные, во многих местах разрушенные. Внутрь нас не пустили, мы постояли с краю, расписались на стене и вернулись в машину.

Что вы написали на Рейхстаге?

Писать было нечем, я нацарапала куском штукатурки свою фамилию: «Тихонова» я тогда была. Там уже надписей много было, кто-то даже краской написал.

Как вы узнали о победе?

В аэропорту Темпельхоф в Берлине, куда нас привезли, работало две наших радиостанции. О Победе мы знали уже вечером 8 мая, потому что связь все время была, через нас шла вся информация. Там на центральном аэродроме Берлина Темпельхоф мы и встретили Победу. И там мы встречали немецкого генерал-фельдмаршала Кейтель, который подписал договор о капитуляции от имени павшего правительства Германии.

Вас сразу демобилизовали?

На своих радиостанциях в Берлине мы работали до того момента, когда прошла Потсдамская конференция, и эта часть Берлина отходила американцам. Поэтому из Берлина нас переселили в небольшой городок Альтландсберг в пригороде Берлина. Там мы пробыли до сентября месяца, и в сентябре уже вернулись в Советский Союз, и только 9 октября 1945 года нас демобилизовали.

Как сложилась Ваша жизнь после войны?

С 14 лет я росла полной сиротой. Папа умер в 1939 году, а мама в мае 1942-го. Нас в семье осталось трое: я, младшая сестра и старший брат. Отец был арестован в 1937 году, как враг народа, потом, через полтора года его отпустили полуживого, а нас выселили из квартиры, поскольку она была государственная, а маме дали 24 часа на выселение. Поэтому жилья у нас не было. Сестру мою, когда я ушла в армию, колхоз взял на патронаж, а жила она у маминой подруги. И когда я приехала после войны, ни кола, ни двора, ничего у меня не было, даже зарплаты. Примерно через неделю я поехала в райком комсомола, чтобы встать на учет. Тогда в райкоме мне предложили работу пионервожатой в детском доме. Я согласилась, потому что недалеко от детского дома была средняя школа, где могла учиться моя сестра. Ей в тот момент надо было идти в восьмой класс. Вскоре нам дали комнату в общежитии от детского дома, где мы и жили.

Когда в вашей жизни появился супруг?

Я поздно вышла замуж. В то время я считала, что мне нужно не только о себе беспокоиться, мне надо было учить и воспитывать сестру. Все мои сверстники на тот момент уже были давно женаты. А мне надо было еще специальность приобрести. Поэтому, в течение первого года после демобилизации, я сдала экстерном экзамены в педагогическом училище и получила удостоверение об окончании курса. После чего, восемь лет проработала в школе учителем начальных классов. А потом решила сменить профессию, чтобы уехать из деревни. Я поехала учиться в юридическую школу в Иркутск, там как раз был набор, чтобы обеспечить правоохранительные органы. За это время моя сестра окончила школу и педагогический институт и стала работать в школе учителем. А я после окончания юридической школы, работала в милиции и поступила заочно во Всесоюзный Юридический институт, который окончила уже в 1960 году. После института я стала работать следователем в милиции и прокуратуре. Поэтому, не удавалось рано выйти замуж. Замуж я вышла, когда мне было 33 года. Некоторое время мы жили в Татарстане, а потом мужа по работе перевели в Волгодонск. На пенсию я вышла в 1982 году и все это время принимала активное участие в работе совета ветеранов города Волгодонска.

0a628f89081f62fbfb06f7d5be283acc.jpg

У вас, наверное, как у многих ветеранов, много внуков и правнуков?

Поскольку я поздно вышла замуж, единственного сына родила в возрасте 37 лет. Поэтому у меня один сын и одна единственная внучка. Но есть у меня приемная дочь - дочь моего мужа от первого брака. Когда ей исполнилось 19 лет, она приехала к нам, мы уже жили в то время в Волгодонске. И здесь она вышла замуж, сейчас она уже бабушка, у нее уже два внука. А я все равно считаю, что все они - моя родня. И я прабабушка!

День Победы для вас главный праздник в году?

Я считаю, что после Октябрьской революции это самый большой и главный праздник в нашей стране. Потому что противостоять фашистам и отстоять такую страну - это было великое дело и Великая Победа. Праздник Победы - это большая радость, и тогда в 1945, и сейчас я рада за свою страну, мы живем благодаря этой победе. Живем и радуемся.

Как вы считаете, в чем была главная сила советского народа, которая помогла одолеть противника?

Я думаю, советский народ одержал победу во многом, благодаря тому, что патриотизм нашего народа, в то время, был огромным. Ведь сколько людей добровольно шли воевать. У меня брат в 17 лет добровольно ушел на фронт, я пошла добровольно, и сколько еще других людей. А еще были те, кто находились под оккупацией - и школьники, и комсомольцы, все прошли через это тяжелое время, жаль, выстояли не все.

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
  Тема: Лица города Волгодонска  
новостиВолгодонск
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое