Волгодонск Четверг, 23 мая
Общество, 05.04.2024 09:01

«Для нас все родные»: откровенное интервью «фронтовой мамы» о помощи бойцам в зоне СВО

В рамках рубрики «Подкаст» интервью со «Фронтовой мамой» Татьяной Шепелевой.

В рамках рубрики «Подкаст» журналист «Блокнота» пообщался человеком, который объединил сотни неравнодушных людей, создав группу помощи мобилизованным -  Татьяной Борисовной Шепелевой.

Татьяна Шепелева - экономист-бухгалтер по профессии, мама троих замечательных детей, а по совместительству еще и бабушка, после начала СВО стала еще и «фронтовой мамой». Совсем недавно она стала лауреатом премии «Общественное признание».

Ее группа помощи мобилизованным объединяет сотни неравнодушных жителей Волгодонского, Цимлянского и других районов России. В откровенном интервью она рассказала, как к этому пришла и с какими сложностями пришлось столкнуться.

Расскажите, как вообще начинался ваш путь?

По зову сердца матери. 27 сентября 2022 года, в первую волну мобилизации, у меня забрали сына. Собственно, с этого все и началось. Я поняла, нужно что-то делать, потому что нужна была помощь. Я просила помощь, но увы, не допросилась, поэтому решила все взять в свои руки. 5 октября 2022 году была создана наша группа «Помощь мобилизованным». Изначально там были жители Волгодонского и Цимлянского районов, но сейчас там есть люди и других регионов России. Мы помогаем более 40 подразделениям, а родственники бойцов присоединяются к нам. Ребята все разные, но они все наши. Исключений нет. Поэтому нас так много.


А с какими сложностями вы сталкивались в начале вашего пути? И, может быть, до сих пор сталкиваетесь?

Сложности, которые были более ощутимы вначале пути – финансы. Сейчас, конечно, полегче, все-таки нас очень много в группе. К примеру, если раньше мы приобретали два дрона, сейчас уже минимум десять в месяц. Самая основная сложность, пожалуй, финансовая. А так сложностей больше никаких нет. Тем более, что поддержка идет ото всех. Я очень благодарна администрации Волгодонского района. В Цимлянске есть предприниматель Сергей Апанович. Он очень нас тоже поддерживает всегда. И, конечно же, мои лучшие люди, как я их называю, они действительно, они лучшие люди, мы можем сразу «бабах» и собрать. Я очень благодарна нашим людям, что вы такие у нас все с сердцем, с душой, с любовью, и все прекрасно понимают, как это страшно. Это самое главное.

А не сталкивались ли вы, допустим, с недоверием со стороны тех, кто вступает в группу?

Нет. Вот, кстати, с этим ни разу не столкнулись мы, потому что все прозрачно. Люди переводят деньги, и я стараюсь практически сразу показать все переводы. Делаю запись экрана, карты, счетов. У меня абсолютно чистая карта и вот туда все отправляют деньги. Только на эту карту поступают средства бойцам и только с нее мы тратим на приобретение. Люди, состоящие в группе, видят отчет по каждой копеечке.

Как вообще сами ребята вас встречают и как они относятся к вашей помощи?

Ребята меня всегда очень ждут. Они все до такой степени в сердце. Иногда даже говорят, чтобы я просто сама приезжала к ним. Они всегда с такой радостью нас встречают, они ждут, чтобы пообщаться, что-то рассказать, самое сокровенное. У меня было такое, что я хотела перестать, вот прям устала. Но понимала, что они же меня ждут, как я смогу?

Вот как раз вопрос хороший такой. А вы вообще в повседневной жизни вот где-то работаете или нет? Или вы все полностью себя посвятили именно этому делу?

Я не работаю, потому что у меня ребенок младший, ему 10 лет. Он у меня аутист, он инвалид. Вот поэтому я ему еще себя отдаю. Я не работаю с 2020 года. Когда ему нужно было пойти в первый класс, я поняла, что я ему очень нужна. Я перестала работать. Он у меня учится в школе интернат «Восхождение». Я его каждый день привезла туда, потом вечером я его забираю. Когда уезжаю - дай Бог здоровья моей маме, она с ним сидит. Дай Бог здоровья моим подругам и моей группе вообще.  

Это ведь очень тяжело все совмещать. Часто ли посещали мысли взять, просто бросить и отказаться от всего?

Это реально тяжело, потому что я бывает почти всю ночь не сплю и разыскиваю необходимые для бойцов вещи. У меня есть замечательный человек в нашей группе, специалист Сергей Гибков. Он у нас отвечает за качество техники приобретенной. И вот с Сережей мы иногда всю ночь на телефоне. Я ему говорю, к примеру, что нужны ночники для ребят, а какие, я не разбираюсь. Ну их очень много. И вот он помогает мне найти все это необходимое. И мы бывает всю ночь с ним то дроны разыскивает, то ночники. Да, устаешь, но понимаешь, что там ребятам тоже нелегко. Что моя жизнь по сравнению с тысячами наших ребят.

Какие моменты особенно дороги для вас? Какие эмоции испытали в первый раз?

Именно, когда я первый раз туда поехала, я поехала к своему сыну. Я очень долго его не видела и только помогала, грузила все. И вот в феврале 2023 года мы поехали туда. Это не передать словами. Я вообще не помню, что происходило вокруг меня. Я, конечно, снимала это все на видео. Мы стояли под Марьинкой, приехали туда с огромным количеством вкусностей всяких. Помимо их подразделения мы привезли еще много кому вкусностей. И вот тот самый момент, когда встреча с ребенком состоялась, это непередаваемо. Я пересматриваю до сих пор видео и плачу.

А из самых печальных это, наверное, гибель Сережи Сухого - мальчика с Гуково. Самый печальный момент. Когда он мне 6 января написал: «Не переживайте, все хорошо, я жив», а в восемь вечера я узнаю, что его больше нет. Я переслушиваю его голос, иногда пересматриваю видео. Тоже этих мальчиков я узнаю там. Я их раньше не знала. Я для них, возможно, да, как мама. Мы встречаем их здесь в отпуске. Ну если они от сюда, кто-то ведь дальше живет. Провожаем также. Если не дай Бог, кто-то погиб из наших мальчишек, стараемся проводить достойно. 

Инна Еремеева

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
  Тема: «Блокнот Подкаст» Волгодонск  
новостиВолгодонскподкаст
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость