Волгодонск Воскресенье, 17 октября

Как товарищ Зубрик отправил станицу Цимлянскую на дно водохранилища

Оказавшаяся на дне Цимлянского водохранилища станица Цимлянская уже стала легендой, обросла слухами и обстоятельствами выбора места для плотины Цимянской ГЭС, в результате сооружения которой и образовалось наше рукотворное пресное море.

Было ли предопределено затопление Цимлянской при строительстве Волго-Донского канала. Как оказывается нет. В первой половине 20 столетия между собой конкурировали сразу несколько концепций сооружения водного пути между Волгой и Доном.

Окончательное решение о строительстве плотины у станицы Цимлянской было принято только после Великой Отечественной войны. В целом историю Волго-Дона как реального гидротехнического проекта можно рассматривать с 1914 года. Именно тогда началось строительство системы шлюзов, призванных обеспечить регулярное судоходство по Дону от устья до Калача. Именно от этого времени в районе устья реки Сухой до настоящего времени остался недостроенный и заброшенный шлюз. Об этом интересном проекте «Блокнот» расскажет немного позднее.

Постройку шлюзов планировалось завершить к 1917-1918 годам. Автор проекта шлюзования Дона, известнейший на тот момент инженер Нестор Пузыревский разработал и вторую часть проекта, предусматривающую строительство судоходного канала от Калача на Дону до Сарепты на Волге. В общих чертах трасса перспективной водной магистрали совпадала с современным Волго-Донским каналом. Гидротехническое сооружения между Волгой и Доном в версии Пузыревского выполняли исключительно транспортную роль и не предполагали строительства крупных водохранилищ в долине Дона. Такое решение было принято и по причине огромной стоимости выкупа земли и компенсации казачьим обществам. Водой шлюзы на водоразделе Волги и Дона обеспечивались через систему небольших искусственных водохранилищ на водоразделе двух рек, наполнение водой который обеспечивать через насосную станцию с паровым или электрическим двигателями. Проект Пузыревского в общих чертах прорабатывался и в 20-е годы.

старый проект.jpg

Проект Волго-Донского канала без высотной плотины на Дону. Река перекрывалась низконапорными шлюзами.

Но уже в 1920 году крупный специалист по ирригации Федор Моргуненков предложил схематический проект Волго-Донского канала, содержащий ряд новых идей. Он предлагал вести канал в сторону Волги из водохранилища на Дону, высота плотины которой позволяла накапливать в течение года значительный запас воды. Концепция Моргуненкова тогда была умозрительной и в первое время не нашла поддержки специалистов. В 1925 году Совет Народных комиссаров РСФСР предложил актуализировать проект строительства Волго-Донского канала. Эту идею поддержал и влиятельный военачальник Семен Буденный, указавший на важную роль потенциального канала в развитии экономики нижних Дона и Волги. К 1928 году в недрах «Управления строительства водной магистрали Волга - Дон - Азовское море» был подготовлен обновленный проект строительства. В общих чертах он сохранял положения проекта Пузыревского и не подразумевал строительства высотной плотины на Дону. Корректировке была подвергнута техническая сторона проекта: размеры шлюзов были увеличены, выросла в 10 раз и мощность насосной станции на водоразделе Волги и Дона. Примечательно, но руководителем этого проекта стал влиятельный гидротехник Сергей Жук, который через 16 лет вновь вернется к теме Волго-Дона и возглавит коллектив проектировщиков существующего ныне Цимлянского гидроузла и Волго-Донского канала.

А пока проект 1928 год был отвергнут как недостаточно комплексный. За год до этого весь СССР праздновал начало строительства первой очереди Днепровской ГЭС в Запорожье. Огромная железобетонная плотина, перегородившийся Днепр, пусть и с использованием иностранных технологий, доказала, что страна может вести и такие большие стройки. После этого большинство проектов гидроузлов на крупных реках усложнили в сторону резкого роста высоты плотины и объемов водохранилищ. Так возникли идеи «Большой Волги» и «Большого Днепра», подразумевающие перекрытие двух великих рек высотными плотинами. Водохранилища, помимо улучшения условий судоходства, должны были дать воду для выработки рекордных для страны объемов электроэнергии и оросить новые массивы орошаемых земель в низовьях Волги и Днепра.

1938 год.jpg

Проект Волго-Донского канала в 1938 году. Волгодонск должен был стать правопреемником Калача-на-Дону, а станица Цимлянская оставалась нетронутой.

Именно как составная часть проекта «Большой Волги» и виделось строительство Волго-Донского канала. В 1934 году был обнародован первый имеющий шанс к реализации плана строительства высотной плотины на Дону. Но располагалась она не у Цимлянской, а на 200 километров севернее - у хутора Кумовский. Инженеры института «Гидропроект» предложили перегородить Дон в этом месте земляной плотиной высотой 33,5 метра, за которой должно было возникнуть водохранилище объемом в 23 кубических километров (почти как у существующего Цимлянского водохранилища). Площадь искусственного моря при Донской ГЭС должна была составить 2 500 квадратных километра, уровень воды должен был подняться на Дону вплоть до города Павловска в Воронежской губернии. Проект Донской ГЭС не случайно был связан в «Большой Волгой». В 30-е годы ученые всего мира обсуждали так называемую «каспийскую проблему». Тогда уровень Каспийского моря начал по не совсем понятным причинам быстро падать. Увлеченные большими проектами советские гидротехники предложили самое простое и дорогостоящее решение проблемы: перебросить в Волгу сток как можно большего числа рек. В итоге Дон должна была выпить Волга. В «Гидроэлектропроекте» предложили сливать в сторону Волги по 10 кубических километров воды, ровно половину среднегодового стока Дона. Подпор плотины Донской ГЭС был таков, что вода входила по долине реки Карповка до гребня водораздела Волги и Дона, откуда самотеком могла течь в сторону Сталинграда. При впадении канала в Волгу планировалось построить по два водохранилища и по две ГЭС. Воду же для орошения при этом получали только южные районы современной Волгоградской области и севера Калмыкии, а для орошения долины Дона воды уже не оставалось.

Примечательно, но в это же время появилась и идея о строительстве города Волгодонска у плотины Донской ГЭС. В 1938 году в научно-популярной статье «Волга-Дон» за авторством будущего главного геолога стройки Волго-Донского канала Василия Галатионова в журнале «Техника - молодежи» появилось упоминание о «постройке города Волго-Донска, который расположится на берегу огромнейшего водного бассейна – «Донского моря». Это будет один из красивейших городов страны». В следующем 1939 году в издательстве «Водный транспорт» вышла расширенная и дополненная книжная версия статьи. Научно-популярная книга «Канал Волга-Дон» объясняла для массового читателя основные технико-экономические параметры строительства Волго-Донского судоходного канала в варианте проекта 1938 года. В ней также рассказывается о «будущем городе рядом с портом и ГЭС под названием Волгодонск».

9bZ432h.jpg

План рабочего поселка у Донской ГЭС. 

Позднее стало ясно, что переброска вод Дона в Волгу стала бы колоссальной ошибкой. Спустя десятилетия уровень Каспийского моря начал расти и без помощи человека, а уже в 80-е годы всерьез обсуждались проекты спасения таких прикаспийских городов как Махачкала и Баку от подтопления моря. Но в конце 30-х годов проект Донской ГЭС столкнулся не с экологами, а с суровой экономической действительностью. В марте 1938 года на 18-м съезде ВКП(б) влиятельный партийный функционер и будущий министр иностранных дел Вячеслав Молотов в своем выступлении разгромил проект Донской ГЭС, заявив, что «решение Волго-Донской проблемы затормозилось из-за того, что в свое время к этой проблеме был припутан ряд других проблем, например сооружение гигантских электростанций. В настоящее время в Госплане Союза это вопрос заканчивается разработкой и в недалеком времени мы вернемся к конкретному рассмотрению этого вопроса». В такой завуалированной форме было объявлено об отказе от немедленного начала стройки Волго-Дона в преддверии большой войны.

В 1940 году составление проектного задания по Волго-Донскому водному пути было поручено коллективу проектировщиков Главгидростроя. Война прервала проектные работы на три с половиной года. В 1944 году еще шла Великая Отечественная война, но победа в ней виделась неминуемой. Тогда к проектированию канала вернулась команда того же Сергея Жука, ставшего директором головного института «Гидропроект». За прошедшие годы Жук сильно усилил свои позиции за счет тесного сотрудничества с НКВД, где он курировал строительство гидротехнических сооружений в системе ГУЛАГа. В 1948 году проект строительства гидроузла на Дону и канала был утвержден Советом Министров СССР. Именно в нем и было принято решение о переносе плотины ГЭС ниже станицы Цимлянской. В том же 1948 году жители оказавшихся в зоне затопления хуторов и станиц узнали о грядущем переселении.

Василий Галактионов вспоминал, что идею создания плотины у станицы Цимлянской отстоял начальник отдела и главный инженер проектов института «Гидропроект» Климент Зубрик. В новой редакции плана строительства Волго-Дона плотина рядом со станицей Цимлянской в створе у Кумшацкого бугра позволяла использовать ресурсы водохранилища для орошения правобережья Дона в Ростовской области. Идея Зубрика была вознаграждена. Вместе с двумя другими сотрудниками «Гидропроекта» - Александром Михайловым (разработка проекта малых водохранилищ на трассе Волго-Донского канала) и Николаем Иванцовым (проект насосной станции, совмещенной с водосбросом) Зубрик стал лауреатом Сталинской премии.

В 1950 году Клименту Зубрику исполнился 61 год. Родился будущий гидротехник в 1889 году в Вильно (Вильнюсе) в семье чернорабочего. По происхождению имел русские и белорусские корни. До 18 лет успел проучиться в двух классах реального училища, а в 1907 году содержался под следствием за участие в забастовке. В 1912 году 23-летний Зубрик закончил земледельческое училище по направлению агрономия. Но по специальности не работал. Из родной Вильны он уехал в Среднюю Азию, где и поступил на службу в отдел по строительству и изысканию системы орошения в Голодной степи (сейчас это территория Узбекистана) по руководством профессора и инженера, известного гидротехника Георгия Ризенкампфа. Переброска вод реки Сырдарья в полупустыню для создания крупных хлопковых плантаций стала едва ли не самым большим проектом такого рода в дореволюционной России, а в команде профессора Ризенкампфа состоялись многие инженеры старшего поколения, которые через 35 лет будут принимать участие в проектировании Волго-Дона. В Средней Азии Зубрик пережил Революцию и Гражданскую войну, продолжая заниматься вопросами орошения и ирригации. Тогда же он начал заниматься и разработкой собственных проектов плотин и каналов. В 1920-1923 годах Климент Зубрик был членом технического совета Туркестанского водхоза и преподавал в Туркестанском государственном университете. Тогда же он смог получить законченное высшее образование в Ленинграде.

К перспективному инженеру проявило интерес ОГПУ, кадровики которого занимались подбором инженерного состава для строительства Беломоро-Балтийского канала. В 1930 году Климент Зубрик был арестован по обвинении во вредительстве и приговорен к 10 годам лагерей. Главой вредительской организации инженеров-гидротехников был назначен наставник Зубрика Георгий Ризенкампф. После оглашения приговора Зубрику сделали предложение, от которого нельзя было отказаться: ему предложили поработать в закрытом институте для интересов строительства Беломоро-Балтийского канала. Вначале инженеры-зэки работали в Москве, а потом инженерную бригаду перевели непосредственно на стройку в Карелию. На канале перед Зубриком поставили сложную задачу: строить гидротехническое сооружения из дерева при минимальной использовании стали, бетона и механизмов руками неквалифицированных заключенных.

Шаванская плотина.jpg

Шаваньская плотина. Современное состояние. Фотография пресс-службы Администрации Беломорско-Онежского бассейна внутренних водных путей.

«Жемчужиной» лагерной стройки Зубрика стала деревянная водосливная Шаваньская плотина рядом со шлюзом №11 Беломоро-Балтийского канала. Находчивость Зубрика лагерное начальство оценило. В ноябре 1932 года его досрочно освободили, но рекомендовали остаться на стройке вольнонаемным инженером. В следующем 1933 году Зубрик был награжден орденом Трудового Красного Знамени и восстановлен в гражданских правах со снятием судимости.

Такое возвращение в люди стало возможным благодаря покровительству Сергея Жука, который прибыл на Беломорканал в статусе заключенного, а уехал с канала сотрудником ОГПУ. В 1944 году Жук позвал Зубрика в «Гидрострой» для проектирования Волго-Донского канала. В «Гидропроекте» Зубрик проработал до 1959 года. После выхода на пенсию и вплоть до смерти в 1967 году Климент Зубрик жил в Москве. Похоронили его на Новодевичьем кладбище.

Анатолий Козин


Новости на Блoкнoт-Волгодонск
  Тема: О тебе, любимый Волгодонск  
станица ЦимлянскаяисторияКлимент Зубрик
12
3
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

s1