Волгодонск Четверг, 02 февраля
Общество, 09.04.2016 12:02

Лакомством считалась лебеда, а из крапивы пекли пирожки

«Дети войны» – это особая категория граждан жителей России и Советского Союза, родившиеся в период с 1932 по сентябрь 1945 года включительно. Они не воевали на фронте и, быть может, не трудились, как их родители в тылу. Но эти люди однозначно пострадали от Великой Отечественной войны и ее последствий.

Сегодня многим из них живется тяжело. Низкие пенсии, высокие поборы за услуги ЖКХ, «космические» цены на лекарства — все это лежит непосильной ношей на их плечах. Партия «Справедливая Россия» и один из ее активных представителей, наш земляк, Олег Пахолков давно вносят на рассмотрение законопроект «О детях Великой Отечественной войны», где гражданам, родившимся с 1927 по 1945 годы, предоставлялись бы заслуженные льготы. «Блокнот Волгодонска» продолжает рассказывать рубрике «Дети войны» о наших земляках, прошедших через тяжелые 40-е годы детьми и подростками.

Мария Володькина – старожил Волгодонска. Более шестидесяти лет назад приехала она на строительство Цимлянского гидроузла, после много лет работала на Волгодонском химическом заводе. Жизнь города с момента его основания прошла перед ее глазами. Но родина Марии находится за несколько тысяч километров от донских степеней — на берегу Енисея, под Красноярском. Родственники семьи Марии перебрались в Красноярский край с территории современной Белоруссии в период столыпинской аграрной реформы, в 1910 году. Через 11 лет, после революции, в 1921 году к ним подались и родители Марии. Сама Мария появилась на свет уже в Сибири. Родители тогда работали на заводе по производству пихтового масла.

Во второй половине 30-х годов началась генеральная реконструкция Транссибирской магистрали. На всем протяжении железной дороги стали укладывать второй путь (там где его еще не было). Расширялись и прочие объекты железнодорожной инфраструктуры. В итоге семья Марии переехала из Красноярска в поселок при железнодорожной станции Ерофей Павлович в Хабаровском крае, где ее отец устроился на железную дорогу. На Дальний Восток отправились семьи пятерых сестер и одного брата отца и матери Марии. В поселке родственники вместе построили шесть рубленых домов. Там семью Володькиных и застала война. Марии тогда было 12 лет.

2.jpg

Семья Марии Володькиной

– Все наши родственники были мобилизованы на железную дорогу. С 1941 по 1947 году железнодорожная сеть Советского Союза была переведена на военное положение. Самовольное оставление рабочего места или опоздание на работу приравнивалось к дезертирство и могло повлечь за собой уголовное наказание и отправку в лагерь, - вспоминает Мария.

В армию призывали не только людей, но и животных. Источником для пополнения армейского конного парка стали колхозы, совхозы и лошади, остававшиеся на подворьях.

– Когда у моего дяди мобилизовали лошадь, мы все ревели за ней. Была такая послушная лошадка. Помню сядем на нее, а она сама перевезет нас через речку Урка, протекавшую по поселку. На том берегу мы слазили с нее. Там мы собирали щавель, о лошадка тем временам паслась в траве,  - рассказывает она.

Мария продолжала учиться в школе, но военное время принесло новые тягости и тревоги. Отец Марии работал в локомотивном депо, на участке горячей промывки котлов паровозов. Папа получил бронь от призыва в армию, но работа его была не из легких.

– Не знаю как он выдерживал такие условия работы. Представьте — при температуре 60 градусов чистить паровозный котел, - продолжает она.

Учеба в школе продолжалась, но дети стали привлекаться к тяжелым работам наравне со взрослыми.

– Как только по весне начинала всходить трава, мы отправлялись на сопки. Рвали первые попавшиеся листочки, вроде гусиного лука, дикого лука. Лакомством считались лебеда, а из крапивы пекли пирожки. Норма хлеба на иждивенцев была триста грамма, для служащих — пятьсот грамм, а машинисты паровозов получали по восемьсот грамм. Хлеб по карточкам распределяли до 1947 года, пока сама карточная система не была отменена. Дрова для отопления школы не выделялись. Я и мои одноклассники ходили в лес и заготавливали дрова, пилили лес, - рассказывает Мария.

Дети заготавливали дрова для семей лишившихся кормильцев по уходу на фронт. Подростки привлекались к перегрузке угля на железнодорожной станции. Марию по возрасту на эти работы не брали. Снабжение продуктами питания во время войны было плохим. Огородов в поселке почти не было из-за каменистой почвы. Спасала тайга, окружавшая Ерофей Павлович. Недостаток витаминов приходилось восполнять буквально тем, что росло под ногами.

В 1942 году для замещения войск первой линии, расквартированных на границе с Маньчжоу-Го (государство-сателлит Японии, созданное на территории современной китайской Маньчжурии. Граница между Советским Союзом и Маньчжоу-Го проходила по рекам Амур и Уссури), на Дальний Восток стали присылать новосформированные части, составленные из жителей Средней Азии.

– Мама моя работала в поликлинике санитаркой. Молодые солдатики были не приспособлены к сибирским условиям, - вспоминает Мария. - Очень многие замерзали прямо в вагонах-теплушках. Я иногда помогала маме на дежурствах. Помню, как одного солдата удалось спасти, вовремя поместив в ванну с теплой водой. 

После войны в поселке расквартировали кавалерийский полк. Мария с сестрой ходила к солдатам и те подкармливали их.

– Помню на армейской кухне была рыба. Нам отдали головы сомов, - вспоминает Мария.

Однажды на станцию пришел вагон с кукурузой. Марию поначалу не допустили к разгрузке вагона из-за низкого роста и хрупкого телосложения.  Тогда она, для того чтобы выглядеть повыше, засунула в ботинки кукурузные початки. За разгрузку рабочим давали талоны на спирт, которые Мария и ее подруги продали на рынке спекулянтам. Разместили в поселке и пленных японцев. По воспоминаниям Марии, снабжение у японцев было неплохое. Местные жители выменивали у них на вещи рис, маис и некоторые другие продукты питания.

Мария Володькина считает, что законопроект, подготовленный Олегом Пахолковым и партией «Справедливая Россия», необходимо принять как можно скорее.

– По выслуге лет мне присвоили звание «Ветерана труда», но доказать свой стаж работы ребенком во время войны мне не удалось. Делали запрос в Хабаровский край, а там нам ответили, что архивы с 1941 по 1947 годы не сохранились. Моя сестра 1924 года работала в военизированной пожарной охране и эти годы стажа ей также не были зачтены. Обидно тем, кто родился после 1931 года, и несмотря на тяготы войны не получили ничего, - рассказывает она. – Надеюсь, что инициатива Олега Владимировича Пахолкова поможет исправить несправедливость по отношению в нашему поколению.  

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
  Тема: Рубрика «Чтобы помнили»  
Великая Отечественная война
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость
s1