Волгодонск Суббота, 08 октября
Общество, 26.03.2021 21:35

Берегись автомобиля: две сбитые на пешеходном переходе волгодончанки и виновник ДТП не могут прийти к согласию

Известный в городе детский врач невролог Владимир Самарский сбил двух женщин-пешеходов на зебре чуть более полугода назад. «Блокнот» пообщался с женщинами и с водителем, которые даже после приговора суда не могут прийти к согласию. В данной статье представлены две стороны. Чью сторону принять и кому поверить - право каждого.

Сторона потерпевших

Месяцы лечения, две операции и другая жизнь: волгодончанки, сбитые на пешеходном переходе, недовольны приговором Волгодонского районного суда, вынесенным водителю внедорожника. Попавшая под машину в тот злополучный день Татьяна Богатько возмущена, что суд даже не лишил прав, изувечившего ее водителя. Жизнь активной женщины, бабушки пятерых внуков, которая никогда не сидела на месте, уже не будет прежней. С читателями «Блокнота» Татьяна Богатько и ее дочь Оксана, сбитые доктором на пешеходном переходе, поделились тем, через что им пришлось пройти, и о судебном разбирательстве, которое странным, по их мнению, образом завершилось в пользу виновника ДТП, которому дали всего полгода условно и даже не лишили водительских прав.  

Роковой день 10 августа: как мать и дочь Богатько попали под машину

10 августа Татьяна Богатько вместе с дочерью Оксаной переходила дорогу по нерегулируемому пешеходному переходу на улице 30 лет Победы. Водитель, свернув на светофоре с Морской, сбил переходящих по «зебре» мать и дочь, да так, что одна отлетела на 2,5 метра, а другая на три. Дальше — все как во сне, вспоминает Оксана. Когда увидела лежащую в неестественной позе без сознания мать, свою боль даже не почувствовала, хотя были переломаны пальцы, разбито лицо и стесано все тело.

MgybErgydYo.jpg

Фото снято в первые минуты после ДТП 

- Мы с моей мамой Татьяной Леонидовной Богатько 10 августа 2020 года в 15:00 переходили дорогу от магазина «Улица Сезам» в сторону «Атланта» по пешеходному переходу. На нас совершил наезд водитель Toyota RAV4 Владимир Самарский на середине пешеходного перехода. Был сильный удар в левую сторону. Меня откинуло дальше мамы, я когда вскочила подбежала к маме. Она лежала на асфальте вся перевернутая, перекошенная, я быстрее пульс пощупала, подошли к нам люди из ближайших магазинов, начали помогать — воду, нашатырь. Водитель никак к нам не подходил, я вызвала скорую помощь, «скорая» приехала в течение трех минут, маму погрузили и увезли. А я осталась на месте происшествия и ждала сотрудников ДПС, - рассказывает Оксана Богатько.

За рулем автомобиля Toyota RAV4 находился известный в городе детский врач-невролог Владимир Владимирович Самарский. Трудовой стаж по врачебной практике составляет более 20 лет. В настоящее время, находясь на пенсии, уважаемый в Волгодонске доктор работает по договору в частном медицинском центре Волгодонска. Как показала экспертиза, в момент ДТП Владимир Самарский был трезв, что стало причиной наезда на пешеходов в светлое время суток, простому обывателю понять сложно. Мать и дочь уверены, что он либо отвлекся и не увидел, либо заговорился с пассажиром.    

KtTKdWWzudQ.jpg

На фото: Владимир Самарский

- Мы, когда перед пешеходным переходом посмотрели налево, он только начинал движение с поворота с улицы Морской, там где светофор. Мы начали переходить дорогу, на половине пешеходного перехода мы начали смотреть направо — нет ли там машин, и нам прилетает с левой стороны, удар в бедро и мы уже на асфальте, - рассказывают Богатько.

Согласно судебным документам, 10 августа около 15:00 Владимир Владимирович Самарский, управляя автомобилем Toyota RAV4, двигался по проезжей части улицы 30 лет Победы - со стороны улицы Морской в сторону улицы Ленина в городе Волгодонске Ростовской области. В это время в районе дома №114 по улице Морская данную проезжую часть по нерегулируемому пешеходному переходу справа налево относительно движения вышеуказанного автомобиля переходили Татьяна Леонидовна Богатько и ее дочь Оксана. Владимир Самарский, не убедившись в отсутствии пешеходов, продолжил движение в том же направлении и, увидев женщин, не предпринял мер к снижению скорости и остановке транспортного средства, в связи с чем допустил наезд на них. В результате данного ДТП Татьяна Богатько получила телесные повреждения, квалифицируемые как тяжкий вред здоровью. Но тогда, сразу после аварии, как рассказывают женщины, водитель не извинился и даже обвинял в случившемся пешеходов, переходивших дорогу по зебре.

Igs0f1DyA0c.jpg

- Водитель обвиняет нас, что мы выскочили из кустов, что он не виноват, и куда мы смотрели. Когда уже приехали сотрудники ДПС, с ним была проведена беседа, и он уже тогда начал признавать свою вину. Ко мне он подошел только с сотрудником ДПС, когда я расписывалась в документах. И сказал: «Ну я же не специально на вас наехал», на это я ему ответила, что буду разговаривать с ним только в присутствии юристов или адвокатов. Потому что у нас произошла словесная перепалка, я сказала, что больше с ним разговаривать не буду. Потом сотрудники ДПС попросили его проехать с ними, а меня отправили в больницу это было уже около пяти, в начале шестого часа вечера, - рассказывает Оксана.

Что испытали эти две женщины в тот роковой день, известно лишь им. Дочь Татьяны Богатько признается, что свои травмы даже не почувствовала, так как сильно переживала за мать, боялась, что мама умрет.  

- Я почувствовала большой страх, я посмотрела на маму, она то приходила в себя, то опять теряла сознание, я очень переживала. Я в тот момент даже не ощутила своей боли, что у меня шла кровь изо рта, что у меня были переломаны пальцы, что ссадины. У меня был такой шок, что я ничего не чувствовала, переживала за маму. А потом, когда я приехала в больницу, узнала, что у мамы оскольчатый перелом, который требует операций, что операция возможно будет не скоро. Мы привезли все, что нужно: памперсы, настолько все серьезно было. Она лежала на растяжке, ей сверлили коленку, делали растяжку, чтобы нога стояла. Мама не могла сама ни кушать, ни подвинуться, еле разговаривала. Потом начали вылезать очень сильные синяки, ссадины, гематомы, боль была сильная, постоянно на лекарствах.

Тяжкий вред здоровью

Закрытый спиральный оскольчатый перелом бедра со смещением отломков, ссадины, царапины и сильный шок от произошедшего — в суде такие травмы посчитали причинением тяжкого вреда здоровью. В БСМП Волгодонска Татьяне сделали скелетное вытяжение левого бедра, левая нога находилась на вытяжке для небольшого облегчения болевого состояния. Казалось, этим мучениям нет конца, но потом в больнице сообщили, что операцию смогут провести уже через неделю.

jMJ8xOjAiuc.jpg

- Нам выделили квоту, выделили маме железо, ногу просто так было не собрать. И уже было какое-то облегчение, что мама уже будет лежать чуть меньше. Находилась я с мамой в больнице почти 24 часа в сутки. Сестра помогала мне. Мне пришлось покинуть работу. Находясь в больнице, испытывала постоянный стресс и переживания. В больницу Самарский в день аварии приходил в 18:00. Мы с ним встретились в лифте, когда я поднималась к маме. Он пришел, заглянул в палату, посмотрел в каком мама состоянии, развернулся и ушел. На следующий день сотрудники больницы мне сказали, что он приходил, разговаривал с врачом, но к маме в палату он не заходил. Больше его не было, никакой помощи он не предлагал. Когда я наняла юристов, они с ним встретились и спросили, не хочет ли он оказать помощь. Он сказал: «Суд все решит, у меня тоже были проблемы, и от моих «апельсинок с мандаринками ничего легче не станет». И мы поняли, что ничего от него ждать не надо, справлялись своими силами. У мамы упал гемоглобин, нужно было поднимать его. После операции маме нужны были ходунки, мы заново учились стоять, ходить, при выписке мы нанимали машину, людей, чтобы ее перенесли, потому что она еще не могла ходить. Дома мы тоже учились ходить, стоять — все заново. Конечно, это повлияло и на мамину жизнь, ей всего 53 года. Она полноценно и занималась внуками, и работала, и жила своей привычной жизнью, а сейчас просто пошло все наперекосяк, - со слезами на глазах рассказывает дочь пострадавшей в аварии Татьяны.

hEqn6rFWhs0.jpg

После аварии женщина перенесла уже две сложнейшие операции на бедре. Первое время, как рассказывают пострадавшие, вся семья боролась лишь за выздоровление мамы, все силы были брошены на лечение и восстановление. Удивительно, рассказывают женщины, но лишь через три месяца после аварии, в ноябре их впервые вызвали на допрос.

Дела судебные: мать и дочь недовольны приговором Волгодонского районного суда

- Мы пришли к следователю, нас вызвали когда уже прошла вторая операция, мы пришли и дали показания. Самое интересное, что следователь даже не знал, что нас сбили вдвоем. Я пришла как свидетель. Я когда сказала, что я тоже потерпевшая, мне пообещали, что меня как потерпевшую вызовут потом, но как-то все это утихло. Следствие шло долго, били экспертизы в Ростове, потом у нас поменялся следователь, а суд назначили на 11 февраля. Был у нас суд, мы наняли адвоката. Пришлось воспользоваться услугами платного адвоката, заплатили 40 тысяч рублей. На суде выяснилось, что мы, якобы, отказывались от помощи. А еще на суде мы узнали, что за неделю до заседания суда он нам перевел за лечение 15 тысяч рублей и самое главное, что моральный ущерб мамы он тоже оценил в 15 тысяч рублей. Деньги он перечислил почтовым переводом, мы даже о них не знали, узнали в суде, что нам переведены такие суммы, - рассказывают Богатько.

Свою вину доктор Самарский признал и даже принес свои извинения, но лишь во время заседания суда, спустя полгода. Женщины требовали возмещения морального ущерба в размере миллиона рублей, но даже миллион, считают пострадавшие, не вернул бы женщине былое здоровье и работоспособность.

yzqKD3yhm3s.jpg

- В суде он вел себя по-хамски. Говорил, что он оказывал помощь. Говорил, что мы просто не помним ничего, что он врач со стажем, что оказывал помощь и скорую вызывал. Хотя, такого не было. Так как суд был в особом порядке, меня, как свидетеля, даже не допросили, хотя говорили, что будут допрашивать. Когда заседание закончилось, мне сказали, что Самарский признал свою вину, а я как свидетель им не понадобилась. 12 февраля был вынесен приговор. Водительских прав его не лишили, назначили выплатить 200 тысяч рублей за моральный ущерб и дали полгода лишения свободы условно. И все. Вот мы подали апелляцию, а он написал возражение, в котором уже написал, что не сбивал нас, а просто зацепил зеркалом, сообщает, что у него онкологическое заболевание и давит, что у него болеет и нуждается в операции мама и предоставляет все справки. А мы даже не знаем куда и как обратиться, чтобы восстановить справедливость, - говорит Оксана.

- У меня два эпикриза после двух операций, они апеллируют тем, что у меня чистые и сухие швы. Но извините, я же попала не с рваной раной, а с переломом. Швы сухие — выписывают, а перелом? У меня штифт стоит — это на всю жизнь. И еще неизвестно, сколько может быть операций, - возмущена пострадавшая Татьяна.

- Мама ездит каждые 2 месяца на контрольные снимки, в мае опять поедет, и врач сказал, будем смотреть по динамике, потому что там штифт, болты, как это все будет влиять. Возможно, будут еще операции. Сейчас мама ночами также плохо спит, плохо передвигается, ходит с палочкой, жизнь полностью поменялась. Мы хотим справедливости. Чтобы у него забрали права по закону. Мы просим только справедливости, - заявляют женщины.

Сейчас пострадавшая в ДТП Татьяна Богатько передвигается с тростью, врачи рекомендуют чаще ходить без нее, поэтому женщина ходит прихрамывая. Сидеть долго не может, стоять тоже. Помогать близким как прежде тоже не в силах, на работу — не устроиться. Благо, что операции были бесплатными по программе ОМС. Но стать нетрудоспособной в 54 года, признается Татьяна, для нее - настоящая беда.

TfUOBcK8CvE.jpg

- С палочкой передвигайтесь, при гололеде сидите дома, что получается — жизнь все? Закончилась? - задается вопросом Татьяна Богатько.

- У мамы пять внуков, ждем шестого. Мама всегда оказывала нам помощь, отвести на тренировку, в школу, в садик, всегда. Где-то подменить на работе. А сейчас не может уже так оказывать ни помощь, ни поддержку, да и просто выйти в магазин, когда была плохая погода, мы приходили, покупали продукты, потому что не могла мама выйти самостоятельно в магазин. На суде представитель прокуратуры была в шоке, когда услышала, что моральный ущерб он оценил в 15 тысяч. Она заявляла наказание - год и шесть месяцев условно, лишение прав на два года и возмещение морального ущерба в миллион рублей. Даже если и снизили ущерб до 200 тысяч, но пусть наказание было бы год и шесть месяцев условно и на два года лишение прав. Но этого не было. Мы хотим, чтобы его наказали по закону и лишили прав в соответствии со статьей 264 часть 1, - настаивают женщины.

ап ж.jpg

Согласно документам, приговором Волгодонского районного суда от 12 февраля 2021 года Владимир Самарский признан виновным, ему назначено наказание по статье 264 части 1 УК РФ - 6 месяцев ограничения свободы (условно). Меру пресечения в виде подписки о невыезде после вступления приговора в законную силу отменили. Суд приговорил взыскать с Самарского 200 тысяч рублей за моральный вред, а принадлежащий ему автомобиль Toyota RAV4 оставили в его распоряжении.

Недовольные приговором Волгодонского районного суда мать и дочь Богатько подали апелляцию в суд Ростова-на-Дону, на что Самарский написал возражение и предоставил документы, подтверждающие, что у него на иждивении больная мать, а у него самого онкология. К тому же, ему, как опытному врачу, часто приходится часто ездить в Ростов-на-Дону на конференции, консультации, и за медикаментами в Краснодарский край.

- Я просто в шоке от его действий. Он считает, что это вполне нормально. Говорит: «Ногу не оторвало, руку не оторвало, живая осталась и радуйся». Оказывается, у него были сломаны две ноги и ничего страшного. Он то же самое говорил на месте ДТП, люди слышали это. Для него это нормальное явление, - уверена пострадавшая.


возражение.jpg

Уже более полугода мать и дочь Богатько борются с последствиями аварии и пытаются доказать в суде свою правду. В интервью «Блокноту» женщины признались, что с того злополучного дня они каждый раз боятся переходить дорогу.

- Мы теперь не знаем, как переходить дорогу. Страх постоянный. Нам уже сигналят, показывают - идите! А ты боишься, ведь жизнь немного поменялась. Мы не нарушали правила. Мы всегда понимали, что машина не может резко затормозить. А теперь боишься дорогу переходить. Все время с детьми, все время сам себя контролируешь, страх — не дай Бог на тебя опять кто-то со стороны вылетит среди бела дня, - поделились своими страхами жительницы Волгодонска.

Обратная сторона

Интервью с Самарским: водитель, сбивший пешеходов, высказал свое мнение

Известный в медицинских и кругах и среди молодых мам Волгодонска детский врач-невролог Владимир Самарский, он же водитель, сбивший на «зебре» мать и дочь Богатько 10 августа 2020 года, утверждает, что всячески пытался помочь пострадавшим, и сразу после аварии, и потом — в течение нескольких месяцев. Но помощь в том виде, в котором он предлагал, женщинам, по его мнению, была не нужна. Цель была, уверен виновник ДТП - «стрясти» с него миллион. В интервью «Блокноту» доктор изложил свое видение ситуации. Владимир Самарский вину полностью признал и считает, что женщины пытаются не справедливости добиться, а увеличить сумму морального ущерба.

По мнению врача-невролога Самарского, Татьяна Богатько сможет вернуться к привычной жизни. Операция и лечение, через которое она прошла, дали неплохой результат, и в дальнейшем женщина сможет свободно ходить без трости. Владимир Самарский уверен, что пострадавшие в ДТП Богатько борются за ужесточение наказания, прежде всего, ради собственной наживы. Сумма в один миллион, по его мнению, сильно преувеличена. Обычному доктору в Волгодонске столько не заработать, а откуда взять такую сумму? Брать кредит и выплачивать несколько лет? За медикаменты, на которые Богатько пришлось потратиться по предъявленным ею в суде чекам, он заплатил. А сумма в 200 тысяч за моральный вред, по его мнению — разумна, и он готов ее выплатить.

B5Rn7oaEYLo.jpg

- Учитывая уровень зарплаты в нашем городе и мои заработки, я думаю, эта сумма не просто преувеличена. Да и по имеющейся практике у нас в городе за подобное это весьма и весьма преувеличенная сумма. Недовольны они тем, что они хотят большую сумму с самого начала. А самое главное, что по их желанию, мы общаемся только через юристов. Буквально через 5 минут после аварии было заявлено, что мы общаемся только через юристов, что напрямую разговаривать мы не будем. А теперь они меня обвиняют, что я к ним на общение не выходил. А как я мог на них выйти, если они хотят общаться только через юриста? Почему-то очень стыдливо они не упоминают о том, что буквально через небольшой промежуток времени я общался с их юристом, через которого я передал, что если нужны какие-то лекарства, чтобы они передали списки, чтобы я купил. Если нужны продукты, чтобы они сказали какие продукты, если им еще какая-то нужна помощь, чтобы они передали мне это через юриста, а если захотят, могут связаться со мной напрямую. Если же они хотят денег, то они должны сказать какие суммы и на что. Я думаю, это было бы разумно и правильно. Но ответа, к сожалению, не последовало. Но теперь меня в этом же и обвиняют.

Помощь водителя на месте ДТП до приезда «скорой»

Татьяна и Оксана Богатько рассказали, что водитель в первые минуты ДТП к ним не подходил, не оказывал помощь. Самарский утверждает, что все время находился рядом и оценив ситуацию как врач, ждал приезда «скорой».

- Я хотел бы их поблагодарить, они прислали фотографию в апелляционный суд в дополнение к своей жалобе, подтверждающую, что я находился на месте и вместе с ними ждал приезда всех служб. Ведь они утверждают, что меня рядом не было. Когда я вышел из машины, я сразу оценил ситуацию. Они в своих показаниях тоже это упоминают. Я оценил состояние жизненных функций пострадавшей. У нее не было кровотечения, не было симптомов, говорящих о повреждении мозга, плавающих глаз. Как врач, я имею и опыт, и квалификацию, чтобы это оценить. Она не нуждалась в реанимационных мероприятиях в данный момент. Когда я подошел, дочь пострадавшей все время делала попытки поднять свою мать, я понимаю, что она находилась в шоковом состоянии. Но я считаю, что в этом и была моя консультативная помощь, я сказал ей прекратить поднимать маму, потому что мы не знаем, что с ней. Это я знаю не только как врач, но и как водитель. Всем известно, что если человек попал в ДТП, он лежит, и мы не знаем, что с ним, то его не нужно трогать до приезда специальных служб. Но сейчас им не выгодно, наверное, об этом упоминать.

Разногласия на миллион

В один миллион рублей мать и дочь Богатько оценили моральный вред, причиненный водителем. Но из заявленного пострадавшими миллиона суд признал лишь частичное возмещение - в размере 200 тысяч рублей, учитывая характеристики подсудимого, признание вины и раскаяние, а также его состояние здоровья и нахождение на его иждивение престарелой больной матери (1938 года рождения), которой нужна срочная операция. Отягчающих обстоятельств суд не нашел. А поскольку дело в Волгодонском районном суде было рассмотрено в особом порядке, в соответствии со статьей 316 пункта 10 УПК РФ, процессуальные издержки, предусмотренные статьей 131 УПК РФ, взысканию с подсудимого не подлежат. То есть, денежные траты на платных адвокатов Богатько тоже никто возмещать не будет.

iBoxyzTz-vs.jpg

По мнению Владимира Самарского, в этом и кроется главная причина апелляционной жалобы, которую в Ростовский суд направили Богатько. Самарский предполагает, что лишить его водительских прав Богатько хотят не из принципа. Поняв, что больших денег у него нет, они надеются, что будет арестован и в счет долга уйдет его автомобиль.

- Если люди говорят, что им так принципиальны водительские права, то откуда такие требования денег? Я не совсем понимаю, как принципы вяжутся с четвертым нанятым платным адвокатом и прям с «выцарапыванием» суммы более миллиона. Это такая борьба, достаточно прочитать документы и ходатайство, чтобы увидеть, что они хотят не только лишения прав, но и значительного ограничения свободы и более миллиона рублей. Я могу грубее сказать: расстрелять, закопать, выкопать, повесить, но перед этим получить миллион. У меня адвокат был бесплатный, государственный. Я почему-то с бесплатным адвокатом признал свою вину, а они говорят о принципах, но почему-то четвертого платного взяли, - выразил мнение Владимир  Самарский.

Я виноват, но это была случайность

В интервью «Блокноту» Владимир Самарский рассказал свою версию ДТП. Он уверен, что беды можно было бы избежать, если бы Богатько убедились в отсутствии машин, перед тем как переходить дрогу.

- В этом не было злого умысла. Во-первых, я был трезв, это зафиксировано. У меня не было превышения скорости, двигался я чуть больше 20 километров в час. Просто соседняя полоса была занята машинами, и подъезжая к переходу я посмотрел, что в тот момент на переходе никого не было, и я начал смотреть влево, чтобы из-за стоящей большой машины, которая перекрывала видимость больше половины пешеходного перехода, не выскочил никто бегом на переход. Но я просто, наверное, не предусмотрел и не подумал, что кому-то придет в голову в этот момент кинуться или выйти на дорогу справа. Если прочитать первые показания пострадавшей, она сама об этом и пишет, что они посчитали, что водитель их видит и остановится. Это все произошло в течение буквально двух секунд. В любом случае, я виноват, машина ударила пешехода. Да, я говорил, в правилах написано, что вы должны убедиться, что машина остановилась. Это первое, а второе, чисто по-человечески, вы понимаете, что машина — это две тонны? Вот и все. Ну может быть сгоряча сказал. Никто их не обвинял ни в чем. Поэтому, мягко говоря, это искажение, - считает доктор Самарский.

«Я что должен был встать на колени?»

По рассказам Самарского пострадавшие с первых минут после ДТП сами отказывались общаться, как бы он не пытался выйти с ними на контакт. Он признался, что как врач понимает, как сильно досталось Татьяне Богатько после аварии и искренне сожалеет об этом, ведь он не хотел причинить ей боль и страдания.

- Это произошло, случилось, но это чистая случайность, о чем я сразу сказал после аварии. Я этого не хотел и никому бы этого не пожелал. У меня тоже была травма, я знаю, что это такое, это не есть хорошо. Я не хотел вам этого. После того как меня отпустили, я заехал в отделение принести извинения, спросить, что нужно, но от меня отвернулись. Она демонстративно начала разговаривать с дочерью, я стоял долгое время. Я не знаю, что мне нужно было еще сделать? На колени встать? Не знаю, я думаю, что и это не исправило бы ситуацию. Я через их юристов тоже передал, если что-то нужно, давайте буду делать то, что я могу, и как исправить? Если они хотят, пусть выйдут на меня. Как я еще должен был сказать? Но они никогда не выходили, не искали. Я искал и их юристы это подтверждают, что я искал встречи, а они уклонялись. Когда я выходил на их юристов, выяснялось, что у них уже другие юристы. Как мне нужно было решать этот вопрос? Домой я к ним приходил несколько раз, дверь закрыта была. Я приходил в октябре, я приходил в ноябре, потом я с ковидом свалился. Лежал и думал, сейчас со мной что случится, к кому они будут претензии предъявлять? Но, слава Богу, выжил, - рассказывает Владимир Самарский, и в завершении интервью доктор искренне пожелал крепкого здоровья потерпевшим.

Закон суров, но это закон: заседание апелляционного суда состоится 29 марта

Кто в этой ситуации больше прав: мать и дочь Богатько или врач Самарский - судить сложно. Для этого существуют судьи. Заседание по апелляционной жалобе Татьяны Богатько состоится уже на следующей неделе. В связи со своим состоянием здоровья (женщина не может долго сидеть и стоять, и ей будет трудно перенести дорогу), Татьяна Леонидовна не сможет поехать на суд апелляционной инстанции в Ростов-на-Дону, но она изъявила желание принять участие посредством ВКС. Поэтому заседание пройдет в режиме видеоконференции в здании Волгодонского районного суда в понедельник, 29 марта. Оставит ли апелляционный суд за Самарским право управления автомобилем и будет ли изменен приговор Волгодонского районного суда, станет известно по итогам заседания.


Ирина Литвинова

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
новостиВолгодонскДТП
4
1
Народный репортер + Добавить свою новость
s1