Волгодонск Понедельник, 27 сентября
Общество, 30.07.2021 18:01

От американской колонии в Сальских степях до озеленения Волгодонска: история жизни Серафимы Волошиной

Новым героем рубрики «Лица города» стала известный эколог и создатель детского экологического Центра «Радуга» в Волгодонске Серафима Волошина.

70 лет назад на месте Волгодонска была безлюдная и безлесная степь. Как мог выглядеть город, можно увидеть, если отъехать от Волгодонска на несколько километров в сторону Зимовников.

Те тенистые и озелененные улицы, парки и скверы, которыми пользуются волгодонцы сейчас, стали результатом долгой и упорной работы профессиональных лесоводов, озеленителей и горожан. Каждое взрослое дерево в городе имеет свою выстраданную историю.

Огромный вклад в озеленение Волгодонска внесла Серафима Васильевна Волошина. В наш город она приехала в начале 60-х годов и спустя 7 лет стала основательницей Станции юных натуралистов, современного Центра «Радуга». Под ее руководством из небольшого пришкольного кружка был создан один из лучших в Ростовской области центров экологического и биологического дополнительного образования для школьников. В мае 2021 года Серафиме Васильевне исполнилось 80 лет. Она уже давно на пенсии, но все равно не оставляет активной общественной жизни: занимается волонтерством, встречаются с юными экологами и переживает за судьбу каждого дерева, срубленного в городе.

Коммуна американцев в Сальских степях

Я родилась 17 мая 1941 года в Сальском районе. В паспорте местом рождения указан поселок Гигант, но все детство провела в таком интересном месте, как коммуна «Сеятель» там же. В 1922 году Ленин позвал коммунистов со всего мира приезжать в СССР и осваивать коммуны. Так в Сальские степи потянулись те, кто уехал из России при царской власти, и просто симпатизанты коммунистическим идеям. У себя дома они закупали технику, инструмент, рабочий скот, семена и на пароходе плыли в Россию. Особенно много в Сеятель приехало финнов и жителей американского Сиэтла. До 20-х годов это были совершенно пустые места, и даже железную дорогу от Батайска до Сальска построили только в годы Первой мировой войны. Так между станцией Трубецкая и Сальском возникли три коммуны, одна их которых называлась «Сеятель», где я и жила с папой и с мамой.

Даже в 40-50-е годы это было выдающееся место. Представьте, на юге все населенные пункты стремятся поближе к воде, а коммуны строили в голой степени,  и все равно сделали их зеленым садом! Первыми в сальские степи приехали американцы. Высадились на станции Целина. Там оставили детей и жен, а все мужчины отправились в степь искать место для будущего поселка. Только на третьи сутки поисков нашли подходящее место с водой. Там и поставили первые палатки, вокруг которых вырос поселок. Но доставка части грузов с пароходов заграждалась, тогда железные дороги еще с перебоями работали. Но спустя некоторое время прибыли настоящие трактора. Когда они в поле вышли, со всей степи приезжали на быках и лошадях или шли пешком посмотреть на такое чудо. Кто-то из бабушек даже говорил: «Это не люди, а черти земли пашут!». Земли здесь веками стояли пустыми, поэтому первые урожаи были просто фантастическими. До 1939 года, когда всех переписали в колхоз, коммуна «Сеятель» было крайне богата. Там было все, начиная от кирпичного завода, маслобойки, огромных свинарников и телятников, и заканчивая собственной мельницей. Помню такое детское воспоминание. Вдоль улиц коммуны по всему поселку были проложены дорожки, вымощенные кирпичной кладкой елочкой! И это на селе! Огромная столовая, построенная в 20-е годы, вроде бы до сих пор работает.

семья.jpg

В кругу семьи после войны

Эмансипация женщин по-сальски

У мамы в семье было пять сестер и один брат. Детей дедушка, за исключением сына, никого не учил, хотя в селе была церковно-приходская школа. Старшую сестру моей мамы - тетю Варю насильно выдали замуж в соседнее село к молоканам (христианские сектанты - «Блокнот»). С тем мужчиной она жить не могла, но развода никто не давал. От мужа она сбежала, но отец ее в семью назад не принял. Тогда тетя Варя ушла в коммуну «Сеятель» и забрала с собой свою младшую сестру, мою маму, со словами, что ее родная сестричка такой судьбы, как у нее, уже не испытает. Маме тогда 16 лет исполнилось. Когда мама и тетя Варя приехали в коммуну, их, несмотря на возраст, отправили в школу в первый класс вечерней школы. Из-за отношений с мужем, у тети Вари так никогда и не было детей. В коммуне тетя Варя стала знатной свинаркой, и по семейной легенде почти три года прожила в Москве на ВДНХ, где демонстрировала и показывала публике огромных свиней, выведенных в коммуне.

Папа же родился в Зимовниках. Его мама Екатерина была известной блинницей, могла за час 200 восхитительно вкусных блинов испечь. Бабушка ездила по деревням и пекла блины по праздникам. Дедушка по отцовской линии погиб во время обороны Царицына в 1919 года от белых. В отцовской линии все мужчины в Гражданскую войну на стороне красных были. Пять братьев было, но погиб только мой дедушка. Но в конце 20-х время голодное было, стало не до блинов. Как папе лет 16 стукнуло, он завербовался на строительство оросительного канала в Среднюю Азию. Приехал в Зимовники вербовщик и стал набирать на стройку парней и подростков. Бабушка отца и отпустила. Время такое было, что в 14-15 лет дети уже взрослыми считались. Уже после войны, я сама в возрасте 16 лет работала на тракторе в колхозе. Папа уехал, а спустя время пришла весточка, что рабочие с Дона там мрут. Бабушка каким-то способом смогла выйти на вербовщика, и он помог ей: через год отец вернулся. Семья тогда перебралась из Зимовников в Сальск. Там и узнали про коммуну, куда принимают 16-17-х подростков.

Папу в коммуну приняли и отправили учиться на двухмесячные курсы трактористов, потом повысили до шофера. С баранкой отец не расставался всю жизнь, и мне любовь к технике привил. До сих пор с закрытыми глазами могу представить грузовик АМО или ЗИС-5.

Тогда вокруг была голая степь, лесополос не было вообще. А в коммуне деревья стали сажать сразу, как только распахали первые поля. Сажали вручную, сил не жалели. В первый год все деревья пропали и высохли. Но на второй год их посадили заново, и после трудного рабочего дня люди оставалась в поле и поливали каждый саженец вручную. В войну немцы все вырубили, но как только нас освободили, деревья стали сажать заново. Спустя годы, уже проживая в Волгодонске, я навестила родной поселок. Встретила группу детей и спросила их: «Откуда идете?». «Да из леса же!». Я даже остановилась и подумала, откуда же здесь лесу взяться? А с тех пор, как я уехала, те «прутики», что мы сажали в послевоенные годы, превратились в лес.

Вернуть отца после письма генералу

В «Сеятеле» я и родилась, там же когда мне исполнился 1 месяц, родители отдали меня в садик-ясли, а тут и война началась. Отца призвали в армию, а домой он вернулся только в 1947 году. Мама тогда даже кому-то из начальников написала письмо, в котором пригрозила разводом и уходом к другому мужчине, если ее мужа не вернут из армии. Хотя к кому уходить было? В первом классе на собрание от 33 детей пришли только трое отцов. Мужчин тогда просто не было. А в 1948 году у моей подружки от ран, полученных на войне, скончался отец. И осталось в классе только двое ребят с отцами. Всю работу на себе тянули женщины. Было страшное время. Даже сейчас удивляюсь, смотря на прожитые годы, как удавалось тогда столько работать. Днем на колхоз, а вечером - на собственном участке, на котором и выращивали себе еду на пропитание.

До 2019 года просто не знала, где служил отец.

- Папа, ты где был?

- На войне.

- Кем служил?

- Шофером.

И на этом все расспросы заканчивались. Уже много позже узнали, что отец служил шофером топливозаправщика в полку дальней авиации.

техникум.jpg

Во время учебы в Раздорах

Неожиданная работа в школе

Когда я училась третьем классе, наша семья перебралась в Константиновск. Тогда в Константиновске начали, а потом бросили строить гидроузел. Папу на стройку позвал его друг. В Константиновске я и закончила школу-семилетку. Училась на пятерки и захотела учиться дальше. Так я оказалась в Раздорском сельхозтехникуме. До сих помню стоимость билета на «Омик» от Константиновска до Раздор - ровно 52 копейки. А стипендия тогда была 14 рублей.

Через 4 года и 10 месяцев техникум окончила по специальности «Агроном-плодоовощевод по специальности на виноградарстве». Почему виноград? В конце 50-х годов по левому берегу Дона, там где были проложены оросительные каналы, стали закладывать огромные виноградарские совхозы с поселками и винзаводами. Строили их такие же учащиеся профессиональных училищ, подростки лет по 17. В новые совхозы ехали со всей страны. Особенно много было жителей с Западной Украины. Тогда на глазок казалось, что в каждом новом поселке процентов по 20 оттуда жителей приехало.

Семья моя из Константиновска как раз перебралась в такой новый поселок Вершинный в Семикаракорском районе. И тут в моей судьбе произошел поворот. Уже устроилась на работу в винсовхоз, как приезжает директор школы и предлагает стать учителем химии, биологии и географии в местной школе. Так поработала в своей бригаде всего неделю и превратилась в учительницу. Летом побывала в Ростове и поступила на заочное отделение биологического факультета РГУ. В школе проработала три года, в Волгодонске еще живут мои ученики оттуда, правда сами они уже в дедов превратились.

химзавод.jpg

На химзаводе

В Волгодонск на химзавод

В Волгодонске в то время строилась вторая очередь химзавода. В Семикаракорске начался набор рабочих на него. Я тогда по молодости самонадеянно подумала: раз преподаю химию, то и на химзаводе смогу работать. Заодно и в город попаду. Так по комсомольской путевке попала на строительство цеха синтетических жирных кислот №2. Работала омылительщиком 6-го разряда. Люди там собрались изумительные, но в живых остались единицы. Почти все мужчины поумирали, химия их сгубила. Производство было крайне вредным, я сама из-за этого вышла на пенсию в 48 лет. Было нас 320 комсомольцев, и все были холостыми. Когда цех открыли, начальник цеха на собрании Исаак Михайлович Ротштейн обратился с просьбой: «Девочки и мальчики, комсомольцы и комсомолки, до конца года замуж не выходить и свадьбы не играть». Если все в декретный отпуск уйдут, то работа цеха сразу после запуска будет сорвана.

В 1963 году здесь на месте парка Победы был огромный пустырь, который тянулся до переулка Вокзального. Вдоль современной улицы Думенко уже посадили первые акации и вязы, а на другой стороне пустоши вообще свалку устроили. Наше общежитие находилось на Горького. Дорога до химзавода шла по степи, только ближе к промзоне появлялись первые лесополосы. Деревья сажали с огромным упорством каждый год. Работала прежде всего молодежь с химзавода, лесобазы и ремонтно-механического завода. В те годы Емельян Скребец как раз заложил дендрарий. На химкомбинате заканчивается смена, по внутризаводскому радио объявление: «Уважаемые комсомольцы, кто может, придите на улицу Горького!». Мы собираемся дружной компанией и по пути домой приходим к нужной точке. Там для нас уже приготовили инструмент. Мы сажали, пололи, поливали или рыхлили почву под деревьями. Через неделю операция повторялась.

Как Серафима, Леокадия и Флоренция создали СЮН

Спустя годы решила вернуться к преподаванию биологии в школе. «Вредный» стаж был отработан и задерживаться дальше на производстве было нельзя. Но свободная вакансия все не открывалась. Город в начале 70-х годов оставался небольшим, школ было немного. В начале 1975 года вновь побывала в гороно. Там меня снова расстроили: учителя биологии до конца года не требовались. И тут директор гороно Леонид Ананьев хитро так улыбается и предлагает поработать на Станции юных натуралистов. Спрашиваю у него, что это такое. Он в ответ опять улыбается и говорит, что сам слабо представляет, что это, но в город поступило распоряжение из Ростова, в котором четко говорилось, что в Волгодонске должна быть открыта Станция юных натуралистов или просто СЮН.

Школьники.jpg

Школьники сажают деревья в парке Победы

Тут же Ананьев оформил меня на работу в статусе и.о директора СЮН. Первыми коллегами по работе стали агроном Леокадия Валентиновна и историк Флоренция Гавриловна. Она увлекалась цветами и стала у нас цветоводом. Больше к нам тогда никто устраиваться не хотел.

Через три месяца мы получили пару вагончиков в 42 квартале, которые стали нашей учебной базой. До этого занятия проводили буквально на лавочке рядом со школой №5 (сейчас в этом здании находится медучилище - «Блокнот»). Леокадия Валентиновна одновременно следила за новыми скверами по улице Ленина, а Флоренция Гавриловна разрабатывала учебные планы. К вагончикам примыкал участок в полторы сотки, но его для учебных огородов не хватало. Тогда мы договорились со школой и взяли в разработку школьный двор. Тогда застройка квартала была менее плотной, поэтому получилась настоящее учебное поле. Там Леокадия Валентиновна вместе с детьми высадили опытное картофельное поле. В 1975 году получили первый урожай и первую прибыль: 72 рубля. Картофель купили учителя той же школы по цене в 12 копеек за килограмм.

патруль.jpg

Поощрение члена "Голубого патруля"

На Горького мы пробыли три года. Разбили там чудесный сад и огород, на которые обращали внимание прохожие. Станция росла, появлялись новые преподаватели, росло количественно юннатов. Естественно, что пара вагончиков в таких условиях не могла быть нормальной учебной базой. Завязали переписку со всей страной. Обменивались опытом, семенами, саженцами, выращивали редкие растения. Как-то партию семян получили из ботанического сада во Владивостоке. Тогда городом руководил замечательный человек Александр Егорович Тягливый. Именно благодаря ему в городе появились «голубые» и «зеленые» патрули школьников со своей формой. «Зеленые» занимались охраной деревьев, участвовали в посадках новых скверов, а «голубые» следили за состоянием береговой полосы, во время разливов Дона спасали мальков рыб, оказавшихся отрезанными от большой воды. Мы даже отдельной колонной в демонстрациях участвовали. Для детей такая форма была настоящей ролевой игрой, которая давала ценные здания по экологии и биологии и прививала любовь и уважение к окружающему миру. Если ты сам посадил дерево, то срубить или сломать его уже не сможешь.

Тогда нам предложили первый этаж дома №97 про улице Ленина. Уже разметили все кабинеты, как переезд пришлось отложить на целый год. Наш этаж отдали под общежитие поваров. Через год все же въехали, тогда и начался расцвет СЮН. Появился собственный живой уголок, и даже такие специфические отделения и кружки, как разведение аквариумных рыбок.

Лебедь.jpg

Однажды юннаты спасли жизнь лебедю. Ослабленная птица осталась одна на заливе. Дети принесли ее в СЮН на Ленина. Там лебедь перезимовал, а весной птицу выпустили на волю.

Уникальное место на заливе

У нас преподавал известный педагог Виктор Хажилов. Он на базе станции организовал летние детские походы по изучению природы края. Летом дети собирали материал, а зимой обрабатывали его. Он нашел новый участок для Станции на берегу Сухо-Соленовского залива. Это место уникально - выходы неогеновых пород создают условия для произрастания максимально возможного количества растений на единицу площади. Это место сразу и приметили для будущей базы Станции. Как-то в разговоре с Тягливым, он спросил, что требуется для юннатов. Я набралась смелости и рассказала о планах постройки отдельного комплекса зданий станции как в Ростове на берегу залива. Тягливый ответил, что исполнить такую мечту будет сложно, но он поможет.

В городе работала школа №14 для детей с отклонениями. Она размещалась в обычном жилом доме на улице Энтузиастов. Такое соседство было неудобно как школе, так и жителям дома. А в это время на заливе построили два детских садика. Строил их Стадников. В эти садики и переселили школу №14. Я и попросила отдать территорию рядом с садиками под музей природы юннатов, с прицелом на то, что через несколько лет школе подберут более подходящее помещение, а Станция юных натуралистов получит постоянную базу с музеем природы в одном месте. Потенциал у места был большой, но местные на нашу работу смотрели скептически. Как начали сажать деревья на «бугре», приходили на это дело смотреть жители Соленого, и так и говорили «У нас ничего не растет, и у вас век ничего расти не будет». Но мы нашли выход. Деревья сажали не в обычные лунки, а в глубокие траншеи с подготовленным грунтом. Так саженцы и прижились. А с садиками расчет удался. Через несколько лет школа съехала, и мы получили свой современный дом. Через несколько лет на базе СЮН был создан Центр «Радуга».

награда.jpg

Награждение юных натуралистов 

Почему в Волгодонске гибнут саженцы деревьев?

У нас особая климатическая зона. Важно не просто посадить дерево, а не менее трех лет нянчиться с ним как с маленьким ребенком. Если это наиболее ценные широколиственные породы, то выхаживать их следует еще более длительный срок. Но такая трата времени и сил окупается сторицей. Безводная степь превращается в лес. Кто сейчас поверит, что раньше в старом городе вообще не было деревьев? И ведь мы озеленили город, не применяя каких-то особых технологий и знаний! Чтобы сделать город зеленым, его надо любить. Как-то гуляла с нашими студентами по скверу Общественной палаты. Одна из девочек и спрашивает: «Вы не шутите, что эти деревья были посажены после 2014 года?»

Чтобы выходить дерево следует соблюсти несколько условий. Во-первых, это правильный полив. Регулярно деревья следует поливать в июле и в августе. В остальные месяцы, если они не экстремально жаркие, полив не требуется. Если через три года дерево пошло в рост и остается здоровым, то необходимость в регулярном поливе отпадает. За три года корневая система дерева уходит на полтора метра в глубину, и дерево получает возможность обеспечивать себя почвенной влагой на весь период вегетации. Во-вторых, влагу следует сохранять. Через день после полива почву в лунке вокруг дерева следует закрывать. Иначе по капиллярам почва потеряет воду. Без этого полив становится бессмысленным. А сейчас вы видели где-нибудь в городе, чтобы после того, как молодые деревца зальют водой, почву рядом с ними закрывают? Вот и сохнут деревья, несмотря на полив.

дочки.jpg

Вместе с дочками

Первое апреля как главный семейный праздник

С моим будущем мужем я познакомилась очень просто. Зимой к общежитию пришли парни, мы вышли с ними в снежки играть. Одним из этих парней оказался мой будущий муж. Познакомились. Оказалось, что он живет неподалеку на улице Макаренко, а работает бригадиром в том же цехе, что и я. Познакомились, и уже 1 июня сыграли свадьбу. В 1966 году родилась старшая дочь Лена, а ровно через 10 лет 1 апреля на свет появилась Анна. Сейчас у меня уже трое внучек и внуков.

Волонтерству все возрасты покорны

С 2014 года создаем сквер Общественной палаты. Сквер занимает 3 гектара, там в этом году провели инвентаризацию каждого дерева и кустарника. Насчитали 1 890 деревьев и кустарников. Уже шесть лет пытаемся превратить пустой берег залива в зеленую зону. Успехи есть — в сквере растут более 60 видов деревьев и кустарников. А в 2014 году там был только пустырь с сорняками и мусором. За несколько месяцев вывезли не менее 100 тонн строительного мусора. Он там еще со времен строительства «Атоммаша» скапливался. Тогда водители, чтобы не тратить время и топлива, везли строительные отходы не на полигон, а просто сваливали их на окраине города где попало. Надо добрым словом помянуть Виктора Стадникова. Он взял эту территорию и добился ее приведения в порядок. Когда деревья вырастут, это станет лучшей памятью о нем.

Заветная мечта

Учитель биологии школы №9 посеяла семена катальпы в стаканчиках, а мы волонтерами их вырастили. Катальпам уже три года. А теперь хотим посадить осенью этого года аллею в честь наших учителей биологии от дома №37 до дома №45 по улице Ленина. Мы обратились к депутату Евгению Антонову с просьбой помочь выкопать лунки. Но пока ответа нет. А всего-то требуется сделать 10 ямок.

Константин Прибрежный

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
  Тема: Лица города Волгодонска  
Серафима ВолошинаюннатыВолгодонск
8
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое