Волгодонск Воскресенье, 14 августа
Общество, 29.12.2021 16:26

«Раньше в Волгодонске даже землянки элитным жильем считались»: Альбина Кривченко

Новым героем рубрики «Лица города» стала одна из старейших жительниц Волгодонска Альбина Кривченко.

В прошлом году Волгодонск отметил 70 лет со дня основания города. Этот срок почти равен длине человеческой жизни.

Наш мир уже покинули большинство первостроителей города, тем, кому в 50-м году было по 20, 30 или 40 лет. Но в городе еще живут люди, заставшие Волгодонск в детском возрасте. Их уже не так много: годы берут свое, да и Волгодонск в 50-е годы сам по себе оставался небольшим поселком.

К числу таких старожилов в городе принадлежит и волгодончанка Альбина Кривченко. Ее можно назвать типичным представителем первого послевоенного поколения. Ее ранее детство пришлось на эвакуацию, отец кадровый военный погиб на войне. В Волгодонск Альбина впервые попала в 14-летнем возрасте в 1952 году. Городу тогда, если брать дату основания Волгодонска 27 июля 1950 года, исполнился один годик. В Волгодонске семья Альбины оказалась в поселке строителей гидроузла Ново-Соленом. Детские воспоминания женщины хранят яркие зарисовки тех лет: шумную стройку, скопление машин, людей и технику, жизнь рядом с заключенными.

2.jpg

Альбина Кривченко с дочерью

После окончания школы Альбина закончила педагогический институт в Ростове и посвятила свою карьеру работе с детьми. Много лет она преподавала в сельских школах Ростовской области, стала директором. Позднее несколько лет она прожила в советской колонии в столице новоявленного африканского государства Анголы Луанде. За пределами городской черты тогда шла одна из самых кровавых на континенте гражданских войн, которая, впрочем, почти не затрагивала женскую часть небольшой советской колонии. По возвращению в Волгодонск Альбина Кривченко продолжила работу с детьми, но уже в Станции юных натуралистов, откуда и вышла на заслуженную пенсию. За более чем 30-летний стаж работы в педагогике, воспитанниками Альбины Кравченко стали тысячи детей. Она и сейчас с любовью вспоминает многих своих учеников.

Для удобства читателей интервью с Альбиной Кривченко разбито на две части. Первый фрагмент будет посвящен жизни в юном Волгодонске, а вторая часть — долгие годы работы на учительском поприще.

Когда дядя главный по земснарядам

На свет я появилась в городе Шуя в Ивановской области 8 ноября 1938 года, а сейчас все дети внуки и правнуки родились уже в Волгодонске. Но корни родителей в Украине, поэтому и девичьи фамилия у меня Ильяшевич. Мама моя родом с Полтавской области, но родные места она покинула в 16 лет и назад только после войны вернулась. Отец погиб под станицей Крымской в Краснодарском крае. Пришлось присматривать за моей сестрой, которая была младше меня на три года.

Когда строился Цимлянский гидроузел здесь работал инженером на земснарядах, которые намывали плотину, мой родной дядя Петр Елисеевич Коба. Он руководил работой всех земснарядов. В свой отпуск дядя поехал в Украину, где тогда жила мама - к моим дедушке и бабушке. Его жена там родила, дядя вернулся на работу в «Волгодонстрой», а супруга осталась с ребенком под присмотром родственников. Через некоторое время малыш окреп, и дядя попросил мою маму сопровождать его жену с ребенком на стройку. Когда мама приехала в Ново-Соленый, ей здесь понравилось. Она возвратилась в Украину, рассчиталась на работе и мы переехали сюда в мае 1952 года, как раз в год, когда судоходный канал открыли.

Деревянный вокзал, опасные для женщин ветра и поселок у великой стройки

Добирались на Дон на поезде до станции Добровольская. На станции тогда стоял красивый расписной вокзал из дерева, окрашенный в голубой цвет. Выглядел как теремок из сказки. Сам вокзальчик был маленький, но уютный. Вокзал из кирпича построили позже. Рельсы от станции шли дальше в сторону Шлюзов, оказалось, что поезд последнюю остановку делал даже не на Добровольской, а прямо в Шлюзах, в паре сотен метров от строящегося судоходного канала.

Мама была симпатичная и интересная женщина, одевалась по-современному. В день приезда на ней была юбка-клеш, на ногах сапожки. Поезд остановился, все стали выходить прямо на доски, брошенные рядом с путями. А про калмыцкие ветра и забыли. Как мама спускалась по лестнице, сильнейший порыв ветра закрутил юбку до головы! А проводница стоит и смеется: «Здесь в таких юбках ходить нельзя, здесь такие ветры, что любую юбку сорвут!».

novo_solenyy (1).jpg

В центре Ново-Соленого. Фотография из фондов Волгодонского эколого-исторического музея.

Красивый поселок, который исчез

В год приезда нашей семьи самого Волгодонска еще и не было. Только пара улиц с едва построенными домами в районе современной площади Ленина. Даже сама площадь представляла собой голый пустырь, который только-только начали по периметру обстраивать. Сам город начали активно заселять года с 1953, когда заполнили водохранилище и начал работу речной порт. А до этого делать в Волгодонске было нечего, вся жизнь в Ново-Соленом крутилась.

Ново-Соленый был красивым поселком - даже фонтаны были, сады, зимний и летний кинотеатры и целых три школьных здания, много цветов и зелени. Регулярная застройка поселка начиналась за речкой Соленкой (в настоящее время это дренированная канава от плотины гидроузла: прим. ред.). Рядом с речкой размещался большой хлебозавод, снабжавший свежим хлебом всю стройку и гаражи. Немного в стороне уже за речкой находился завод по ремонту тракторов и железнодорожная станция (на месте станции в настоящее время дачи, по линии железной дороги теперь проходит обычная улица: прим.ред.).

В поселке оставалось много фруктовых садов, оставшихся от станицы Соленовской. Часть деревьев вырубили при строительстве, но и оставшихся хватало. Яблоки и вишню рвали просто на улицах. Как поселок стали расселять, землю начали нарезать на дачные участки. Некоторым новоявленным дачникам сразу доставались старые плодоносящие деревья, а кто-то получал просто голый участок.

На входе в поселок со стороны современного Цимлянского шоссе стояла большая деревянная арка. В поселковом саду, мы летним садом называли, работали два фонтана. Один фонтан был выполнен в форме некой рыбы в чаще, а второй оказался обычным устройством с чашей. Центром поселка была обсаженная деревьями площадь с летним кинотеатром, который представлял собой обнесенную стенами площадку без крыши. Внутри стояли лавки, на одной из стен вывешивалось белое полотно-экран. Фильмы смотрели под открытым небом вечером, если погода позволяла. Показывали как трофейные немецкие и американские фильмы, вывезенные из Германии, так и наши советские ленты. Из магазинов в поселке помню несколько продуктовых, промтоварный. Мама в первое время работала в киоске, продавала мороженое и сладкие булочки. Напротив хлебозавода находился базар, туда приезжали торговать продуктами колхозники. Наша семья огород не держала, но многие потихоньку заводили участки и выращивал себе овощи на стол.

1.jpg

Альбина с одноклассницами. Поселок Ново-Соленый.

Когда приехали в Ново-Соленый, я в восьмой класс школы пошла. Детей на стройке было очень много, поэтому сразу появились школа и детский сад. Школьных зданий было три: два - большие и капитальные, а третье - маленькое и деревянное. Учились с первого по десятый класс, школьное образование тогда было десятилетним. Детей в классах было очень много, вместе учились дети военных, охранников, инженеров, вольнонаёмных рабочих и расконвоированных заключенных. К последним приезжали жены с детьми, чтобы скрасить мужьям отбывание срока. Особенно много «вольных» зэков работали в гаражах и водителями.

Продажа мороженого в Ново-Соленом.jpg

Мама Альбины Кривченко с тележкой с мороженым. Поселок Ново-Соленый

Знакомство с раками

Дон оказался богат рыбой и раками. Ловили огромных севрюг, стерлядь, белуг. Уже когда работала ГЭС, рядом с ней погибла огромная белуга. Когда ее поймали и взвесили, оказалась, что ее вес составил 900 килограммов! Пока рыбина висела на крюке, рядом целая толпа людей собралась, подивиться на чудо. Сейчас такие речные монстры ушли в историю. Черная икра копейки стоила. Сейчас если сказать, сколько рыба раньше стоила, никто не поверит.

Отдельно раков стоит упомянуть. Таких огромных раков, которые раньше в Дону водились - нигде не видела больше за всю жизнь. В Украине раков не было, с таким деликатесом познакомилась только в Волгодонске. Помню, только приехали в Ново-Соленый, мама повела меня в столовую. Там купили целую тарелку огромных раков. Как кушать их не знали. Поотрывали большие клешни, а все остальное отбрасывали в сторону в мусор. А за соседним столиком сидит военный и смеется. Он наблюдал за нами, а потом понял, что мы раков есть не умеем и говорит так тактично: «Извините, к вам можно подсесть?», быстро передвинул стул и глядя нам в глаза выложил: «Вы просто не умеет есть раков, самое вкусное выбрасываете». Этот военный и научил нас правильному поеданию раков. Сейчас продают каких-то микроскопических раков, по сравнению с теми гигантами, которые водились в 50-е годы. А тогда можно было наесться 2-3 раками.

Школьная линейка.jpg

Школьная линейка в Ново-Соленом. Фотография из фондов Волгодонского эколого-исторического музея.

Почему зэки задирали школьниц и комсомольцев

А строили гидроузел заключенные. Они были двух видов: с вольным содержанием и зэки, которые постоянно находились под охраной, до места работы под конвоем доставляли. Главные зоны, обнесенные рядами колючей проволокой с вышками, стояли вдоль шоссе и ближе к стройплощадке ГЭС. До сих пор на месте бывшего Ново-Соленого остались остатки поселка.

Вот те заключенные, которые под конвоем ходили, нам школьницам очень злобными казались. Мы такой слух между собой пересказывали: зэки озлобились после того, как стройке статус комсомольской присвоили, а заключенных не упомянули. Вот они и обозлились. Особенно они ненавидели тех, кто комсомольские значки носил. Дорога к школе проходила по центральной улице, а по ней всегда заключенных как раз водили. С одноклассницами мы старались не попадаться на глаза заключенным, от них всегда можно было сальные шуточки услышать. Однажды я оказалась на улице, когда колонну зэков вели. Сразу посыпались пошлости, но один человек в робе громко сказал своему соседу в колонне: «Что же ты ребенку такое говоришь, она то тут причем?». Но я с тех пор старалась в школу идти, чтобы не попадаться на глаза зэкам.

Было очень много убийств, особенно среди самих заключенных. Чаще всего об этом говорили по-секрету и между своими. Если им не нравится какой-то начальник или руководитель, то могли его тихо убить и бросить тело в песок при намыве плотины. Об этом мой дядя нам детям рассказывал.

Землянка.jpg

Одна из первых землянок, выстроенных в Ново-Соленом в 1949 году. Фотография из фондов Волгодонского эколого-исторического музея.

Когда землянка считалась настоящим жильем

Работу мама нашла в столовой АТК-6, где шоферы работали на дальних рейсах: ездили за грузами для стройки не только по области, но и в соседние регионы. Из рейсов могли возвращаться очень поздно, поэтому мама на работе задерживалась до 12 ночи и даже позже. В гараже ей приходилось ждать самую последнюю машину. Водители не должны были остаться голодными.

Перед речкой Соленой возник целый квартал землянок и самодельных домиков. И в этом районе мама купила небольшую земляночку. Что представляла из себя наша землянка? Это был небольшой деревянный домик, заглубленный ниже уровня земли. В землянке была одна комната с небольшой печкой, сложенной из кирпича. От нее и грелись зимой. Топили печку деревом, а если получалось достать, то и углем. В Ново-Соленый приехали весной, когда обогрев уже не требовался, поэтому протапливать землянку пришлось только осенью. Тогда весь поселок состояла из таких землянок, одни были больше и считалась почти элитным жильем, а другие представляли собой совсем простые сооружения буквально из какого-то хлама. Наша землянка считалась хорошей и теплой.

Но был и центр поселка из деревянных домов. Ближе к речке стояли восемь домиков на две семьи. Мы их называли «финскими». А ближе к центру на с двух сторон по главной улице стояли уже двухэтажные деревянные дома. На той же улице находилась самая большая столовая. В сторону строящейся ГЭС за домами находился больничный городок из одноэтажных оштукатуренных бараков. Выглядела больница скромно, но обладала всем необходимым набором отделений, включая хирургию, гинекологию. Позже там много лет, уже когда поселок начали расселять, находилось инфекционное отделение городской больницы.

В землянке мы жили не так, чтобы долго. Как только стройку в 1952 году закончили, поселок стал пустеть. В вскоре мы получили квартиру в доме на двух хозяев. Прежние жильцы съехали за пределы поселка или в город, или вообще на другую стройку. Домик был деревянным, с печным отоплением. Планировка была такая: кухня, маленькая спальня, проходная спальня и еще пара комнат. По сравнению с землянкой, жилье казалось роскошным. Когда поселок в 60-е начали расселять, маме (тогда я уже жила самостоятельно и работала в сельской школе) пересилили в квартиру с подселением в старом городе по переулку Донскому. Вместо пяти комнат в старой доме получила одну комнату в двухкомнатной квартире с подселением, но уже в городе. А теперь Ново-Соленый остался только в памяти старожилов города

Окончание следует

Константин Прибрежный

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
  Тема: Лица города Волгодонска  О тебе, любимый Волгодонск  
Ново-СоленыйАльбина КривченкоВолгодонскинтервью
7
0
Народный репортер + Добавить свою новость
s1