Волгодонск Воскресенье, 25 февраля
Общество, 25.04.2022 18:00

Променял Волгодонск на тайгу: Павел Коршунков бросил все ради любимой и стал оленеводом

О жизни в Тайге, о нюансах оленеводства, и о том, как любовь способна кардинально изменить жизнь человека в рубрике «Мы из Волгодонска» рассказал экс-волгодонец Павел Коршунков.

Павел Коршунков родился и вырос в городе Волгодонске. Он привык к долгому лету и теплым краям, однако, шесть лет назад, влюбившись в девушку из древнего рода Айваседа (прим.ред.: старинный Ненецкий род), он переехал в Ханты-Мансийский автономный округ на стойбище.

Ради любимого человека Павел Коршунков променял блага цивилизации на таежную жизнь. Их пара — яркий пример того, что препятствий для любви и семейного блага просто не существует. У Людмилы и Павла Коршунковых счастливая семья, есть маленький сын Данил, а совсем недавно родилась дочь Дарья.

Сейчас он — глава семейства, умелый охотник и рыбак, а также опытный оленевод. Проживает Павел со своей семьей в городе Когалыме, расположенном в Ханты-Мансийском автономном округе. А стойбище находится в 90 километрах от города, недалеко от Повховского нефтяного месторождения. В рубрике «Мы из Волгодонска» Павел Коршунков рассказал о прелестях жизни в Тайге, сложно ли было променять южные края на северные, о детстве в Волгодонске и о тонкостях культуры его супруги.

Когда и где вы родились?

21 сентября 1986 года в городе Волгодонске Ростовской области.


Ваши родители коренные волгодонцы?

Да. Хотя вот родственники, к примеру, живут в Новошахтинске и в Азове. То есть, практически все родные в Ростовской области.

В какой школе вы учились?

В Волгодонске я учился в школе №19/20. Из преподавателей, честно, мало кого помню. Хотя, помню учительницу Нину Григорьевну, которая у нас была классным руководителем до 9 класса. Она была учительницей химии по совместительству. 


А как вы охарактеризовали бы себя как ученика?

Я не был прилежным учеником. Но на второй год не оставался. Как и большинство мальчишек в школе учился на оценки «3-4». Хотя, иногда и прогуливал, и даже «двойки» проскакивали.

Какие увлечения у вас были в детстве?

Во время учебы увлекался ракетомодельным спортом, ракеты собирал, у нас прям в школе преподавали все. В бассейн ходил лет 8, пока в школу ходил, на соревнования даже попадал.


Куда поступили после школы и почему?

В «старом городе» находится Волгодонское строительное профессиональное училище №69. Пошел учиться на профессию плотник, столяр и паркетчик. Не знаю, почему выбор пал именно на эту профессию, посоветовали, да и друзья со школы поступили туда. Кто-то пошел на механика, но мне легче было заниматься с деревяшками.

До отъезда где работали в Волгодонске?

Я работал промышленным альпинистом. Как-то научился это все делать и увлекаюсь этим до сих пор. Фирма в Волгодонске была «ДонПромАльп», в ней вот до отъезда работал, года два, наверное, точно. Кроме того, я три года жил в Санкт-Петербурге, но там у меня не вышло и пришлось вернуться в Волгодонск, снова в свою фирму. Потом появилась работа в Когалыме, тоже по промышленному альпинизму. И вот так получилось, что сюда я приехал из-за вахты. И так все сложилось, что здесь я нашел свою супругу и до сих пор здесь.


Расскажите о своей супруге, и о том, как вы познакомились с ней.

Моя супруга из древнего рода Айваседа, это старинный Ненецкий род. Вообще, по традиции у большинства народов муж везет вторую половинку в свой дом. Переход мужчины в культурную среду женщины — редкость. Встретились мы случайно, у нас оказались общие друзья. Я и подумать не мог, что рабочая поездка так круто изменит мою жизнь. Решил остаться здесь, со своей супругой. И ни капли не жалею. В 80-х годах родители моей супруги Людмилы трудились в совхозе Козымский, пасли оленей, когда их бригаду расформировали, Айваседы вернулись в родные угодия. Людмила старшая дочь в своей семье. Папа у нее ненец, они проживали в районе озера Нумто, а мама раньше жила в Сургутском районе. Когда маме исполнилось 16 лет, они с бабушкой переехали туда же, где и жил отец.

Она также общается на русском. Родители их с детства, правда, приучали к ненецкому языку. Но Людмила и на русской работе работала. У нее сестра родилась в чуме вообще. Когда все повзрослели, стали разъезжаться. В основном уезжали в город. И вот моя супруга осталась держать стойбище, ее отец приучил к этому. Когда отца не стало, я перенял его обязанности. Теперь тоже все время здесь провожу.

Сына вот супруга тоже старается приучать к ненецким словам. Оленей уже запоминает всех. Помощник хороший растет.


Сложно ли вам было первое время в новом месте?

На самом деле, ничего сложного нет. Ну это я только сейчас понимаю, все дело времени и привычки. Первые года два я привыкал к климату. У нас есть квартира в городе, и здесь мы проживаем. И вот когда начиналось лето, хотелось по лесу побродить, ягод пособирать. Тогда меня так искусали комары и мошки, я ходил весь красный и опухший. Говорил, что больше не пойду в лес. Иммунитета не было совсем. Потом привык и сейчас уже даже внимания не обращаю на укусы.

Сейчас, к примеру, мне нет труда поймать оленей, запрячь тройку и поехать на рыбалку. По началу меня всему учила моя супруга. Она показывала мне, как нужно ставить рыбную ловушку, где водится дичь и в целом учила ориентироваться в Тайге. По традиции коренных жителей, мужчина должен обеспечить семью кровом и пищей. Поэтому все постройки, что есть у нас, я возводил. Что-то с родственниками супруги, а что-то и вовсе самостоятельно.


Поначалу я, честно говоря, был как турист. Меня все изумляло и удивляло. Их речь, жизненный уклад, ментальность. Одно из национальных блюд у моей супруги — строганина (прим.ред.: нарезанная стружкой замороженная рыба). Она привыкла к нему и без него просто не может. А при мне кушать ее стеснялась первое время. Но когда я это попробовал, мне понравилось. Да и в целом я привык к национальной кухне.

Сейчас у меня, как у настоящего оленевода, есть своя малица, национальная обувь, личный аркан. На самом деле, для нас стойбище — это как повседневная рутина. Мы уже привыкли к каждодневной работе. Забот, как говорится, хватает.


Какие блюда вы готовите?

На самом деле, кухня у нас очень разнообразна. Это как национальные блюда моей супруги, то есть строганина, так и русские пельмени, и борщ. Часто лепим пельмени с фаршем из оленины. На кухне хозяйка, конечно же, супруга, но мы с сыном всегда ей поможем с радостью. Так же готовим из того, что удастся добыть в лесу или наловить.


А как родственники вашей супруги отнеслись к тому, что она вышла замуж за русского?

Сначала, если честно, отнеслись настороженно. Но потом, видимо, увидели как я справляюсь со всем, пригляделись. Соседи говорят, что непривычно было видеть русского во главе семьи на стойбище, однако, потом тоже привыкли, и у нас со всеми очень дружелюбные отношения. Да и я с большим уважением ко всем отношусь.

На ваш взгляд, чем олени отличаются от лошадей?

Наверно, самое главное их отличие, что олень — северное животное. Здесь растет ягель, а это их постоянная еда. У них разная среда обитания. А в целом, наверное, для нас олени — это те же самые лошади.

Я вот уже четвертый год езжу с оленями, развлекаю детей катанием на упряжках. У нас есть большой торговый центр «Галактика», где есть и океанариум, и дельфинарий. На главном входе стоит чум, в нем предлагается национальная еда, а возле чума стоят несколько упряжек с оленями. И вот всех желающих мы катаем на оленьих упряжках.


Как ваши родные отнеслись к вашему решению остаться жить там?

Мама говорила: «И что тебе, нравится здесь?». Она сюда просто приезжала, видела комаров наших и мошек. На стойбище ее привозили. Она говорит: ой нет, я тут не смогу жить. Говорит, вообще не понимает, как я решил тут остаться. И все же сказала: «Если нравится - живи». Главное, чтобы все хорошо было.

Часто ли вы бываете в Волгодонске?

Стараюсь ездить каждый год со своей семьей. Мы как-то даже на машине отсюда ездили в Волгодонск. Супруге, вроде как, нравится. Она с удовольствием навещает моих родных.

А ваши родные часто бывают в гостях?

Мама один раз была, а отец должен был приехать, но недавно похоронил его. Он очень хотел. Все говорил: «Потеплее станет, приеду!».

Вы с супругой часто путешествуете?

Всегда, когда выпадает возможность, мы стараемся отправляться на отдых. В том году ездили в Анапу по путевке всей семьей. С женой выезжали в Волгодонск на машине, потом отправлялись в Крым. Ездили туда, где ее корни. Стараемся как можно чаще выезжать отдыхать.


А бывают ли у вас туристы?

Не так давно мы занялись этнографическим туризмом. К нам на стойбище приезжают туристы из разных уголков, желая познать жизнь оленеводов. У Дани (нашего сына) есть крестный, супруга которого работает в музее. У них есть определенный день, когда можно отправиться к нам посмотреть на жизнь коренных народов на стойбище. У нас развлечения для туристов как зимние, так и летние. Мы собираем чум, показываем им нашу национальную кухню, угощаем ягодами. Отвозим на национальную рыбалку, катаем на оленьих упряжках. У нас есть как дневные гости, так и ночные, то есть можно остаться с ночевкой у нас.


А вообще работа на стойбище пользуется популярностью среди молодежи, или все уезжают?

На самом деле, вся молодежь не горит желанием оставаться здесь. Те, кто родился в 80-90 годах, еще живут здесь, а кто после 2000 - уезжают. Хотя для молодежи, на самом деле, здесь очень много делается. Те же нефтяники помогают — то свет проведут, то интернет, то с дорогами помогут. Очень много для молодых делается, вплоть до того, что предоставляют инструменты и строительные материалы. Тут некоторые не работающие коренные жители живут очень хорошо. Но молодежь все равно отказывается от традиционного образа жизни.


Инна Еремеева

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
  Тема: Мы из Волгодонска  
новостиВолгодонскМы из ВолгодонскаинтервьюоленеводТайга
8
2
Народный репортер + Добавить свою новость