Волгодонск Суббота, 27 ноября
Общество, 13.08.2021 18:01

«Как зацеловать руководителя ГДР и об узбеке в ящике»: Почетный гражданин Волгодонска Людмила Рудь поделилась воспоминаниями

Новой героиней рубрике «Лица города» стала известная в Волгодонске строитель и Почетный гражданин города Людмила Рудь.

В июле 2021 года глава города - председатель Волгодонской городской думы Сергей Ладанов в торжественной обстановке вручил знак «Почетный гражданин Волгодонска» Людмиле Рудь. Впервые за много лет это почетное звание было присвоено не руководителю или спортсмену, а человеку труда в буквальном понимании этих слов. 

Несмотря на многочисленные регалии, Людмила Рудь до самых последних дней работы не выпускала из рук строительный мастеров и трудилась наравне с любым новичком-штукатуром. На стройку она пришла в 16 лет. Так получилось, что строителем Людмила Ивановна проработала ровно до начала 90-х годов, когда стройкомплекс города прекратил свое существование.

Rud.jpg

На церемонии награждения в администрации города. Фото - пресс-служба администрации

30 лет назад ее знал весь город. Рудь и ее подруги создали самую известную и передовую в Волгодонске женскую бригаду штукатуров-маляров. Она работала на строительстве десятков домов, детских садов, школ, больниц, строила  «Атоммаш». В 1974 году в возрасте 26 лет Людмила Рудь получила орден Знак почета, в 1976 году – звание «Лучший строитель Дона», а в 1981 году – Орден Октябрьской Революции.

Почти 30 лет Людмила Рудь отдала одной из самых тяжелых, но необходимых строительных специальностей — работе штукатуром-маляром. В 70-80- годы целая невидимая армия из тысяч женщин-штукатурщиц исправляла ошибки строителей-мужчин и делала квартиры в новых домах уютными и пригодными для жилья.

Спустя почти треть века после окончания великой стройки Людмила Рудь и ее подруги по бригаде не теряют друг друга. Можно сказать, что строительное братство выдержало испытание временем.

Февралевы из хутора Февралев рождаются в феврале

Мой прадед по материнской линии был богатый и имел очень много земли. Моя девичья фамилия Февралева, а по отцовской линии все Февралевы происходят с хутора Февралев, который в свою очередь основал казак Февралев. Хутор находился рядом со станицей Жуковской, в 1949 году его выселили перед тем, как наполнить Цимлянское водохранилище водой. Февралевы с хутора Февралев и на свет появлялись в феврале. Например, мой папа родился 17 февраля, а его младшая сестра - 23 февраля. И сейчас все внуки и правнуки тоже в феврале рождаются. Недавно жена внука обрадовала: ждет ребенка в феврале следующего года.

Хоть Февралевы и были из числа основателей хутора, но жили бедновато. Бабушка рано умерла, а дедушка сапожным ремеслом на жизнь зарабатывал. А семья моей мамы из хутора Попов (находился рядом с Красным Яром, затоплен Цимлянским водохранилищем - «Блокнот») и тоже Попова, наоборот происходила из зажиточной семьи. Прадедушки по материнской линии много земли принадлежало. Дед же в Гражданскую против воли отца встал на сторону красных, был в штабе знаменитого конника Думенко. Дед грамотным был, занимался в штабе перепиской с Москвой, но и от пули или шашки не бегал. Как пошла коллективизация, дед землю отдал в колхоз, а его двоюродные братья отказались. Их семьи в ссылку на Урал за это направили. Назад в Романовку спустя много лет только только один двоюродный брат деда смог возвратиться. Все остальные в ссылке или поумирали, а кто жив - на Урале осели.

семья.jpg

Вместе с мужем и детьми

«Буду кудышным строителем»

Родилась в хуторе Крюков Зимовниковского района в 1947 году. У нас была очень большая семья. На свет появилась вместе с братом-двойняшкой, но он сразу умер, а я выжила. У мамы 11 детей было, но выжила только 5 дочерей, среди них и я, самая младшая. В 1949 году хуторяне начали разъезжаться, Крюков был признан неперспективным хутором. Мне было два года, когда семья перебралась в станицу Романовскую. Купили плохонький домик с крышей из камыша и стенами из плетней, между которыми была проложена глина. Дон вскоре разлился и домик затопило, после чего стены стали оседать.

Училась в романовской школе там окончила 8 классов. Из Лагутников в Романовскую нас возили на обычном крытом бортовом грузовике. Дети просто залезали в кузов, так и добиралась до школы. Училась неплохо, но получила тройку по русскому языку. Долго не могла избавиться от местного хуторского произношения: путала звуки «ч» и «щ», «о» и «а» всегда. По немецкому языку, который пришлось изучать с нуля, наоборот всегда были пятерки.

Как окончила 8 классов, решила поступать в строительный техникум. Почему решила стать строителем? Наш домик в Романовской было совсем плохоньким. Папа его продал, и мы переехали в дом моей старшей сестры в Лагутники. Сестра работала в овощеводческом совхозе звеньевой. Добилась успеха в своем деле. Вырастила огромную капусту, которую демонстрировали на выставке в Москве. Совхоз тогда для работников строил дома на две семьи. Квартиру в четыре комнаты в таком доме получила и сестра. В одной из комнат и поселилась я с родителями. Отец пошел работать в совхоз, и ему выделили участок для строительства рядом с домом его дочери. Старшие мои сестры к тому времени уже разъехались: одна сестра работала в арматурном цехе в Ново-Соленом еще когда Цимлянская ГЭС строилась, она же забрала к себе самую старшую сестру. Третья сестра осталась жить в Романовке.

Начали строить дом, а помогать на стройке отцу кроме меня никто не мог. Все остальные с утра до ночи работали. И вот я 11-летняя худенькая девочка распиливаю бревна вместе с отцом: он на одной стороне двуручной пилы, я - на другой. Я пилу тянуть нормально не могу и плачу, а отец в шутку бросает: «Вот с тебя будет никудышный строитель». Я еще громче плачу и сквозь слезы: «Кудышным строителем буду!».

Улесов.jpg

Вместе со знаменитым строителем Алексеем Улесовым (на фото справа)

Как попасть на стройку, если тебе 16 лет

Как закончила 8 классов, заявила отцу, что уеду учиться на строителя в Ростов. «А ты найдешь это училище?», недоверчиво спросил отец, но затею одобрил. Написал письмо своему другу в Ростове, тот пообещал приютить меня на время. Тогда между Романовской и Ростовом нормальной дороги не было. Проще было путешествовать по Дону на тихоходных «Омиках» (распространенный в 50-70-е годы тип небольших двухпалубных пассажирских речных теплоходов. «Омик» - производное от аббревиатуры «ОМ» - «Озерный Москвич» - «Блокнот»). И вот весенним утром уплыла из Романовки в Ростов. Друг отца жил недалеко от пристани рядом с гостиницей «Дон». С собой у меня была бумажка с адресом. Ее показывала прохожим, они и направили меня к дому. На устном экзамене в техникуме по математике меня «срезали». Письменный экзамен сдала на отлично, а во время опроса потерялась. Возвратилась домой, и только 8 сентября пришло сообщение, что для поступления не хватило одного балла. Потом уже узнала про настоящий «блат» при поступлении. Вместе со мной экзамены на все тройки сдала дочка директора молокозавода, но ее приняли учиться без вопросов.

Шел тогда 16-й год и особого выбора где работать не было: или совхоз, или в города ехать. Жили мы бедно, поэтому времени на учебу уже не было, да и подготовка соответствующая после сельской школы отсутствовала. После отказа из Ростова отец как-то и говорит: «В Волгодонске в строительном управлении №1 (СУ-1) есть такой Георгий Шпаченко, самый главный там. Иди к нему работать, строить город Волгодонск». Езжай, говорит он мне, в Волгодонск на улицу Ленина. Там есть трехэтажное здание, в нем Шпаченко и найдешь.

Так сама в Волгодонск работу искать и отправилась. Нашла нужный дом, попала в отдел кадров на третьем этаже. Там встречает меня пожилая женщина и сразу спрашивает, сколько мне лет. Я в ответ уклончиво: «Почти семнадцать!».

- Да ты малолетка! - отвечает кадровичка.

- Ну и что. Зато работать хочу. Мне скоро вообще 17 лет будет — продолжаю бодро врать я.

- А ну ка покажи документы! - потребовала женщина, и тут у меня нервы сдали.

 Дала я ей свидетельство о рождении. Она посмотрела и сказала: «Ну что же ты врешь! Ты еще совсем маленькая. Пока учись в девятом классе и приходи, как 18 лет исполнится. Мы уже трех малолеток взяли».

Я прямо в кабинете расплакалась. Вышла, спускаюсь по лестнице и реву. Вторая жизненная неудача пришла. А навстречу мне поднимается полноватый мужчина немолодой уже. И говорит мне: «Дите, ты чего плачешь?». Я сквозь слезы и всхлипывая отвечаю: «На стройку хотела поступить, а меня не взяли!”. «А почему ты на стройку хочешь поступить?»: продолжает спрашивать дядя. «Папа столяр-строитель, сестра - строитель, и я хочу быть строителем. В техникум поступала — не взяли, а теперь и отсюда прогнали»: говорю все также сквозь слезы, но уже постепенно успокаиваясь. Мужчина взял меня за плечо и повел обратно в отдел кадров. «Возьми ее четвертой», бросил он кадровичке, и та без лишних слов устроила меня на работу штукатуром. Я на радостях обняла спасителя, и тот только усмехнулся : «Чтоб теперь хорошим штукатуром была!». Добрым мужчиной оказался сам Шпаченко.

Шпаченко на работу меня принимал и запомнил. Иногда даже на планерках спрашивал у Безродного о своей подопечной. Я получается, самой молодой штукатурщицей города оказалась.

В то время город в районе школы №7 строился. Моя первая бригада сплошь из новеньких оказалась. Меня представили бригадиру Аннушке Чекашовой. Оказалась она боевитой женщиной с характером. Что сделаю не так, так она сразу крепким словом приложит. В этой бригаде проработала недолго, потом  перешла в бригаду штукаторов Виктора Безродного. Вот он оказался замечательным наставником. Вежлив, тактичен, никогда не ругался, все что нужно покажет и расскажет. Всего у рубрикаторов было 5 разрядов. Низший первый и высший пятый, который получают уже бригадиры.

бригада на объекте.jpg

Бригада на объекте

Что такое работа штукатуром? Это опыт, сноровка, сильные руки и мастерство

Это очень трудная и вредная работа. Чтобы стена получилась идеально ровной требуется навыки и прилежание. Среди штукатуров была своя иерархия. Начинаешь работать с простых стенок, потом допускают к работе над откосами, самое сложное — делать поверхность на колонне.

При поточном строительстве в помещение заводился шланг, по которому под давлением подавался цементный раствор. Такая работа называлась соплованием. На конец шланга ставили сопло, через которое раствор попадал на стену. Пока раствор не схватится, его равняют полутером, потом подравнивают рейкой. Если обнаруживается «яма», добавляем раствор, равняем поверхность полутером и снова проверяется результат работы рейкой. И так комната за комнатой, дом за домом.

Очки нельзя надевать, их сразу раствором забрызгивало. Так и приходилось с открытым лицом работать. Капли цемента в глаза попадали. Уже гораздо позднее поехала в Ростов в офтальмологическую клинику. Там врач и спрашивает, почему у меня все глаза посечены.

Штукатурами работали почти исключительно женщины. В моей бригаде только 2-3 человека мужчин было. Слишком грязной и тяжелой работой была. С тех пор еще боязнь сквозняков осталась. Работать часто приходилось в незакрытых помещениях, за окном осень, дует ветер, а ты с тяжеленным шлангом в руках, вся вспотевшая стоишь на ветру. Отсюда частые простуды, бронхиты и высокая заболеваемость гриппом среди штукатурщиц. В начале 90-х годов после нескольких производственных травм пришлось работу оставить. Но и платили хорошо. Бригадир по 300 и более рублей зарабатывал, обычный штукатур — по 150-170 при средней зарплате в 110-120 рублей.

Однажды еще до «Атоммаша» штукатурила санузел в новом доме. В 60-е годы при оштукатуривании поверхностей еще работали с известковым раствором. В жидком состоянии он разъедает кожу. Для защиты рук требовались перчатки. Но я молодая и самонадеянная, перчатки не надела и принялась за работу. Беру раствор рукой и сразу кидаю его на стену. Так разошлась, что все поверхности получились идеальными, но сама стала похожа на снежную красавицу: от кончиков пальцев до платка, под которыми спрятала волосы, все было покрыто белой штукатуркой. Выхожу в коридор, и тут заходит бригадир. Смотрит на меня и не узнает под слоем раствора. «Людмила, ты ли это?»: только и смог сказать он. А после оказалось, что от контакта с известкой подушечки пальцев сгорели.

свадьба.jpg

На свадьбе

Бригадир в роли свахи

Как на работу устроилась, девятый класс заканчивала в вечерней школе в Романовской. После работы ехала в Романовку в школу. Оттуда ближе к 12 часам возвращалась домой, а рано утром на следующий день вновь ехала на работу в Волгодонск. Нагрузка была огромная, но энтузиазма было еще больше.

Бригадир Безродный потом меня и замуж даже выдал. Мне тогда шел 18 год. Володя Рудь в Зимовниковском районе работал, служил в ГДР в строительных войсках, а после в Волгодонск перебрался и устроился строителем. Попал в бригаду к Безродному, туда же, где и я работала. В бригаде почти одни девчата, все красивые. Рудь даже особое внимание обратил на одну из них, Наташу. У нее почти все зубы золотыми были, тогда это красивым считалось. Но бригадир и говорит ему: обрати внимание на Людмилу, хорошей тебе женой будет. Пригласи ее в кино. Спустя некоторое время Володя пригласил всю бригаду в кинотеатр «Восток» на фильм «Свадьба с приданым». Я растерялась, но тут подошел бригадир и приказал идти в кино «А не то от коллектива отстанешь»: добавил он. Я не знала, что встреча подстроена, и пошла в кино.

После сеанса попрощалась с девчатами и села в автобус. Села в автобус, подходит кондуктор, я ей 20 копеек за проезд протягиваю. «Девушка, за вас уже заплачено молодым человеком»: слышу ответ. Встаю и пытаюсь найти этого парня. Автобус полный, вечерняя смена с химзавода возвращается. На другом конце салона сталкиваюсь в Володей. Он улыбнулся и рассказал о билете. До дома в Лагутниках меня проводил, а потом пешком ночью в Волгодонск отправился. Это было весной 1966 года, а летом уже свадьбу сыграли. У Володи был двоюродный дядя-баянист из Волгодонска. Он мог уболтать кого угодно. Как пошел Володя свататься к родителям, так он дядю взял, тот всех быстро и уговорил свадьбу сыграть.

Как свадьбу сыграли, стали вместе жить. В следующем году сын родился. Сидела в декрете, а квартиры своей не было. В СУ-1 жилье уже почти не строили для своих, поэтому пришлось опять к сестре в Лагутники переселиться, а муж на некоторое время в совхоз устроился работать, а немного позже перешел в СУ-31. Это было второе строительное управление в Волгодонске, поменьше, чем СУ-1, но со свободным фондом жилья. Нашей семье (в то время уже сын родился) выделили комнату в бараке на улице Волгодонской районе первого хлебозавода. О своей квартире пока даже не мечтали.

гостиница.jpg

На стройке Дома иностранных специалистов

Номер «3» на стройке «Атоммаша»

А по городу пошли слухи о грядущей великой стройке. Если стройка большая, значит будет жилье для рабочих. Я тогда еще в декрете по уходу за ребенком сидела. На семейном совете решили так: из СУ-1 уволюсь, и как только начнется набор на стройку завода, сразу пойду туда.

Как только открылся набор на стройку «Атоммаша», сразу отправилась в отдел кадров. Первым на стройку начальником участка взяли Виктора Кирилловича Молчанова. Его хорошо знал мой муж. С запиской от мужа в кармане я отправилась на улицу Пионерскую, где тогда нанимали на стройку. По списку оказалась третьей — первый Молчанов, второй каменщик по фамилии Огинский.

Первое время работы по специальности не было. В 1971 году в порту считала машины с песком на отсыпку дорог, работала на геодезических съемках и разгрузке бутового камня. К работе по специальности вернулась, как только возобновилось строительство жилья.

Часто говорят, что первые дома для атомашевцев - это кирпичные общежития по улице 50 лет СССР. Это не совсем так. Первым был построен дом №5 по 50 лет СССР на противоположной стороне улицы. Именно там получили первые квартиры строители завода. Там, кстати, получил квартиру крановщик Анатолий Пашко, отец директор ДТиСР Андрея Пашко.

Бригада постепенно росла, уже 30 человек набралось. Тогда меня и бригадиром, то есть руководителем бригады избрали. Оказалась первой женщиной в городе на этом посту. До этого бригадами, даже если все рабочие были женщинами, только мужчины руководили.

бригада.jpg

Звездная бригада имени Терешковой

Имея всего четвертый разряд, стала наставницей. Людей приходило много, но опыта работы почти ни у кого не было. Приходили даже самые разные люди. Даже несколько бывших учительниц было. Зачем шли? В первую очередь за жильем. Домов в городе строилось очень много, но людей прибывало еще больше. Квалификацию пришлось повышать одновременно с работой в учебном комбинате.

На торговом центре наша бригада почти год работала. Еще больше времени было затрачено на работы в Доме иностранных специалистов (в настоящее время гостиница «А», ранее гостиница «Атоммаш» - «Блокнот»). Там пришлось почти полтора года работать. На одну бригаду штукатуров два огромных гостиничных корпуса. В результате открытие гостиницы затянулось. Рядом с гостиницей стоял вагончик-бытовка, к нам часто «на чай» заходил Юрий Данилович Чечин (управляющий трестом «Волгодонскэнергострой», ему установлен памятник на проспекте Курчатова - «Блокнот»).

Наша женская бригада носила имя Валентины Терешковой. Она первая полетела в космос, а я первым бригадиром стала. Со временем бригада росла. Люди учились, уходили и создавали новые бригады. Ехали работать со всего Советского Союза: с Украины, Белоруссии, Армении и других республик.

Парень.jpg

Бахриддин после службы в армии

Путешественник Бахриддин из деревянного ящика

Даже узбека нам в деревянном ящике привезли. 16-летний паренек сбежал из дома от жестокой мачехи и пробрался на поезд, в котором комсомольцы из Узбекистана ехали в Волгодонск. Мать у него умерла, отец женился на другой женщине. Чтобы остаться незамеченным, Бахриддин забрался в деревянный ящик. В пути его обнаружили, но ссаживать с поезда не стали. Так он и оказался в Волгодонске.

Мы тогда как раз в Доме быта на 30 лет Победы работали. Привезли нам его, в отделе кадров знали, что в нашей бригаде добрые женщины. Так он и стал нашим общим воспитанником. На работу он опоздает - купили часы и будильник, брюки порвались - достали новые штаны. На стройке он же без всего оказался. Мы сложились и приодели его. Говорить по-русски Бахриддин умел, но плохо. Меня «Людмил Иван» называл. Однажды его таджики из другой бригады крепко приложили, а мы нашего воспитанника отстояли. Пошла к этим таджикам и сказала: «Если еще раз Бахриддина тронете, всех вас сама убью». Они и отстали.

Когда настало время служить в армии, устроили ему торжественные проводы на вокзале. Пришли другие таджики и узбеки, били в барабаны и плясали. Попал Бахриддин на Дальний Восток в пограничники. После службы вернулся в Волгодонск, на неделю даже у себя дома приютила, пока место в общежитии не освободилось. А потом следы его затерялись. Я оказалась в больнице, а Бахриддина на другую стройку какой-то таджик сманил. Пыталась потом узнать его судьбу, но все ниточки оборвались.

школа.jpg

На строительстве школы

Что значит быть депутатом

В городском совете семь семь созывов депутатом пробыла. Льгот и благ статус депутата не давал. Например, денег на депутатскую работу в округе не выделяли. Если есть проблема, ту же детскую площадку или уголок поставить, то приходилось самим искать и просить строительные материалы, а потом вместе с жителями все сваривать и красить. Депутат — это такой человек, который по собственной инициативе делать жизнь людей лучше должен. Я была пробивная, но дисциплинированная и исполнительная, поэтому из депутатства меня долго не отпускали. «Игорь Федорович, ну когда меня выдвигать перестанете»: говорю я как-то Учаеву. «Ты надежный человек, поэтому тебя и избирают»: был ответ.

Дом на моем избирательном участке (Горького, 151) стал проседать и разваливаться. Достала вне очереди жидкое стекло, им и укрепили фундамент. Но сделали все так «хорошо», что залили газовые колодцы. Никто их прочищать не собирался. Тогда я сразу пошла к Александру Тягливому, положила на стол удостоверение депутата и сказала: «Или колодцы чистят, или я слагаю с себя полномочия депутата». Колодцы прочистили.

Первый секретарь Волгодонского Городского комитета КПСС Игорь Учаев поручил депутатам проконтролировать установку телефонов ветеранам войны. Я сразу направилась на узел связи к Матяшову. Он сообщил, что в курсе поручения. Прошла неделя, за ней - месяц, а телефоны никто и не думает устанавливать. Спустя какое-то время встречаю Матяшова у Учаева в приемной, и давай корить его за ветеранские телефоны. Начальник сразу в атаку на меня пошел: «У меня два высших образования, а тут мне какая-то штукатурша еще указывать будет». «Можно и три высших иметь, а дураком быть»: парировала его. Учаев стал свидетелем разговора. Телефоны у ветеранов после этого случая за несколько дней установили.

За наградами никогда не гналась. Но работа у нас была очень тяжелой. Все штукатурщицы - героини. Вот представим типичное задание. Начало лета, строится школа в В-16. Ее нужно сдать к 1 сентября, а еще крыша даже не готова. Три месяца на все работы. За это время нужно все помещения оштукатурить, залить полы перед укладкой линолеума и положить плитку где надо. На В-16 работали все субботы, воскресенья, оставалась на объекте после завершения рабочего дня. Мужья штукатурщиц грозили спустить меня с пятого этажа - так своих жен редко видели. Тогда зарабатывали хорошо, но пенсии сейчас у всех мизерные. Хотя, здоровье большинство из них на такой работе надорвали.

Штоф.jpg

Встреча Вилли Штофа в аэропорту Цимлянска

Поцелуй Вилли Штофа

Однажды в Волгодонск приехала высокопоставленная делегация из ГДР во главе с членом Политбюро местной правящей партии Вилли Штофом. Перед встречей немецкой делегации нас собрал Игорь Федорович Учаев и говорит: «Людмила, ты будешь подавать хлеб с солью Штоффу. Если он тебя обнимет и поцелует, ты не сопротивляйся и его не отталкивай». Встреча проходила в аэропорту Цимлянска. Штоф меня не обнимает и не целует. А фраза про поцелуй в голове все крутится. Хватаю его и крепко целую в щеку. Штоф расхохотался, и все вслед за ним. Учаев после выговор обещал сделать, но не сделал.

Константин Прибрежный

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
  Тема: Лица города Волгодонска  
Людмила РудьисторияВолгодонскПочетный гражданин
1
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

s1