Волгодонск Среда, 24 апреля
Общество, 29.02.2024 18:00

Променяла книги на стрипы: как танцы изменили жизнь волгодончанки

Как стать более уверенной в себе, как не бояться изменить жизнь, когда тебе за 30, не обращать внимание на остальных и жить в свое удовольствие - об этом и не только в откровенном интервью «Блокноту» рассказала Марина Шляхтина (Толмачева).

Многие девушки, да и парни, боятся в корне изменить свою жизнь – продолжают работать на нелюбимой работе, выслушивать ненужные советы друзей и зависеть от общественного мнения. Многие считают, что к 35 уже должна быть стабильная работа и что-то менять уже поздно.

Марине Шляхтиной (Толмачевой) 41 год. Больше десяти лет она проработала в библиотеке, постоянно нагружая себя дополнительной работой, которая порой начинала приносить одни расстройства. Занявшись собой, она бросила надоевшую работу и нашла массу увлечений по душе, а главное – работу, которая приносит ей истинное удовольствие.

Как она сумела сделать это и почему ее друзья не желают ей на День рождения встретить свою любовь она рассказала в откровенном интервью в рубрике «Лица Города».

Где ты родилась?

Я родилась в северном городе, в Нижневартовске, Тюменская область. Прожила там до 11 лет. Потом так сложилось, что родители решили переехать. Случайно оказались в Волгодонске. У нас папа как-то проезжал по Волгодонску и говорит: «Оказывается там абрикосы просто лежат и никто их не собирает, поехали в Волгодонск». Так мы оказались в Волгодонске.


Часто бываешь в родном городе?

С тех пор я в Нижневартовске была, наверное, только два раза. Далековато, дороговато. Очень сильно раньше скучала по городу. У меня впечатления были двоякие от Волгодонска. В Нижневартовске очень много хвойных деревьев. Каждый год мы ходили кататься на лыжах. У нас в школе была физкультура на лыжах, на коньках. И очень много снега. Когда мы приехали сюда, я помню первые эти впечатления, когда мы едем в автобусе, а тут степи. У меня такая тоска была жуткая. Думаю, как? Где? Где мои любимые деревья? Ну тут же невозможно тоскливо, никакого пейзажа, только степь.

Потом прошли годы, я поехала в Нижневартовск. Я помню, еду в поезде и начинаются хвойные деревья. Мы едем одни хвойные деревья. Я думаю: «Боже, что за тоннель? Это закончится? Где горизонт, где степь?». Как-то так.

Никогда не хотела уехать из Волгодонска?

У меня были попытки уехать из этого города неоднократно. Я не скажу, что люблю этот город сильно, но уже за столько лет я к нему просто привыкла. Тут все понятно и привычно, тут я уже все знаю, жизнь налажена. При этом я очень много путешествую. И пока я не нашла такого города, куда хотела бы переехать. Все мои попытки, а я пожила в Новочеркасске, в Рязани, в Ростове-на-Дону - оказались тщетными. Они заканчивались тем, что я возвращалась обратно. Что будет дальше, я не знаю. Может быть, я все-таки найду то, что будет мне по душе.


У меня сейчас есть большая-большая задумка. Я в том году побывала в соседней стране, не буду говорить в какой, и мне там очень понравилось. Я бы хотела, возможно, на пенсии в эту страну переехать. Надеюсь, перееду и в Волгодонск уже не вернусь. Хотя Волгодонск дал мне очень много, учитывая, что я прожила здесь 30 лет.

Родители здесь чем занимаются?

У нас так сложилось, что когда они приехали папа сказал маме, что она будет домохозяйкой. Поэтому мама домохозяйка. Папа практически сразу начал работать сантехником. И сейчас это один из самых востребованных сантехников в городе. У меня еще есть старшая сестра, которая проживает в Иркутске. Она замужем.

И как тебе Волгодонск по сравнению с Нижневартовском?

Первые лет десять мне очень не хватало зимы. Я сложно привыкала к жаре. А сейчас я уже акклиматизировалась. Когда я была в Нижневартовске, мне было очень холодно. Там было -35 градусов. Очень неуютно и некомфортно, так как я привыкла к жаре. Мне нужна зима, да, но не такая, как у нас со слякотью. Лучше уж совсем не надо. Пусть будет тепло. Да и мне уже больше нравится жить в теплом климате, чем в холодном.

Расскажи, каким ты была ребенком? Какие у тебя были увлечения в детстве?

Я была очень застенчивым ребенком, очень неуверенным в себе. Причем вот эта застенчивость и неуверенность в себе она появилась, когда мы переехали в Волгодонск. На севере я себя такой не помню. Там я была достаточно активная и мало чего вообще боялась.


Еще живя на севере я увлекалась танцами. Я в принципе люблю танцевать, это постоянное дело, которым я занимаюсь. Но, к сожалению, как профессиональный танцор в детстве я не состоялась. Я начинала заниматься классическим балетом, художественной гимнастикой. Но до конца я ничего не довела. В какой-то момент я все бросала. До конца я довела только обучение в музыкальной школе, и то, уже в Волгодонске. Тоже с трудом. Не хотела заканчивать, не хотела ходить. Меня прям уговорили, и я закончила за один год два класса, чтобы побыстрее. Играла на пианино. Я и сейчас играю. Не скажу, что я великий талант, но играю для себя, мне нравится.

А с танцами у меня как-то в детстве не сложилось. Хотя было такое, что я ставила пластинки, а тогда еще были виниловые пластинки. Я ставила Чайковского «Щелкунчик» и танцевала. Закрывала дверь в зал и долго-долго могла танцевать под «Щелкунчика». Мне прямо очень нравилось. У меня были старые пуанты двоюродной сестры, я вставала на пуанты и танцевала на них. Потом это все постепенно ушло из моей жизни.

Почему ты бросила?

Возможно, не было поддержки моих увлечений. Я любила рисовать. Я и сейчас учусь рисовать. Я хотела пойти в художественную школу, но туда меня не отдали. А когда нет наставника, нет поддержки, ребенку сложно. В этом плане мои родители меня не поддержали. Никто не настаивал на том, чтобы я продолжила заниматься балетом. Потом все эти увлечения… Ну занимаешься чем-то, ну прикольно. А кем ты хочешь стать в итоге? Я хотела стать педагогом. Но, нет. Мне сказали, что они много не зарабатывают. Нужно идти на физико-математический. А я хоть и окончила школу с золотой медалью, все равно боюсь математику, физику и химию. Это вообще не то, чем бы я хотела заниматься. В итоге я вообще поступила на культуролога и стала философом и культурологом. Это такая интересная профессия, которую не понятно куда вообще можно применить. В то время это был первый поток, я была, так сказать, первооткрывателем.

Так получилось, что, когда я уже получила диплом культуролога, если бы я не работала в библиотеке, я вообще не знаю, где бы я работала.


В библиотеку я устроилась вообще случайно. У меня подруга там работала бухгалтером и сказала, что есть вакансия. Это был 2006 год, как раз написание диплома. Я пришла на собеседование и меня сразу взяли. Я получала диплом уже будучи культурологом.

Расскажи о своей работе в библиотеке.

В библиотеке я проработала около 15 лет. Я неоднократно пыталась оттуда уйти, но возвращалась на одно и то же место, в один и тот же отдел. Четвертый раз я уже ушла оттуда, и больше не вернусь. Меня всегда брали обратно. Так сказать, отпускали погулять. Работала я в информационно библиографическом отделе Центральной библиотеки. Сейчас она центральная модельная библиотека. Начинала я работать, когда библиотека была еще на Ленина, 61. На моей памяти в 2008 году библиотека переехала в здание на Ленина, 75. Я помню, как мы перетаскивали книги, доделывали ремонт за добросовестным подрядчиком, расставляли стеллажи вручную.

То есть у нас открытие завтра, а в нашем отделе еще конь не валялся. Мы за ночь выстроили отдел и утром уже встречали высоких гостей, которые ленточку перерезали.

Чем я занималась? Изначально моя должность как библиографа предполагала, что я буду каталогизировать статьи, то есть создавать базу данных, статей из журналов, из периодики. Помимо этого, обслуживали пользователей, то есть люди к нам приходили, мы обучали их работе в Интернете. Приходили за рефератами, мы помогали им скачивать, оформлять. Я составляла списки литературы по запросу. Со временем это все начало меняться. А вообще, если так, чем я занималась, помимо того, что составляла электронные базы данных, я каталогизировала статьи из местной периодики. То есть, если зайти в базу данных и набрать там слово, к примеру, Лиховид, то вот, пожалуйста, вам, вы в базе данных будет выдана подборка статей о Лиховиде. Соответственно, кто их внес в базу данных? Это была я и моя коллега. То есть как краевед я работала. Я проводила для сотрудников семинары по библиографии, обучающие мероприятия по библиографии. Я очень много почерпнула в библиотеке знаний о том, как заниматься технологиями. То есть именно в библиотеке я научилась работать с видеосъемками. Я научилась монтировать видео. Я работала, и работаю со звуком. Я запустила в библиотеке первый подкаст «Библиоэфир». Я его вела. Это было мое детище, я на все площадки о нас заявила, собирала аудиторию, которая будет к нам лояльна, которая будет нас слушать. Я придумывала темы, я развивала его.


И еще есть кое-что, чем я очень горжусь - мой клуб театрального чтения «Громкоговоритель». Это вот прям огромное мое детище. В тот момент было много работы с документами, и чтобы как-то себя разнообразить, я придумала себе клуб театрального чтения. Как раз это был Год театра в России. И случилось так, что ко мне пришли студенты, и мы с ними начали изучать ораторское искусство, актерское мастерство.

Основная масса моего коллектива были студенты из МИФИ, но там уже начали подтягиваться друзья, друзья друзей. Хороший был коллектив, очень классные ребята. Мы с ними сдружились, выезжали на литературные пикники и тоже там делали видеосъемки, снимали какие-то ролики со стихами, что-то рассказывали на камеру. То есть учились в этом процессе не бояться себя подать, работать на камеру. Отмечали вместе Новый год. Ребята приходили ко мне не только учиться и за какими-то знаниями, это была дружная команда. У нас не было ни дня, чтобы мои дети не приходили к нам на чашку кофе в отдел.


Я реализовала себя в библиотеке как режиссер. Первое большое театральное действие, которое я создала - это была театральная читка по Леониду Филатову «Сказ про Федота-стрельца, удалого молодца». Мы распределили роли, придумали костюмы, и ребята начали репетиции. У каждого была какая-то своя роль.



Нужно было не просто прочитать текст, а войти в образ. Когда мы выпустили первый раз этого Федота, это была премьера в в рамках мероприятия «Библионочь», у нас был очень большой успех. Потом мы поставили инсценировку в стихотворной форме по Николаю Гоголю «Вечера на хуторе близ Диканьки». Это было очень круто.

 

Наверное, это самое большое, о чем я жалею, когда я ушла из библиотеки. Моего театра, клуба театрального чтения, больше не стало. По крайне мере в таком формате. Его переделали в клуб волонтеров культуры и у них теперь другие задачи.

Почему ты тогда ушла?

Это называется профессиональное выгорание. У меня было столько работы, сколько один человек просто не выдерживает. Я могла работать без выходных. Я работала порой не по 8 часов, а гораздо больше. Приходила, допустим, в 9:00, уходила в 20:00. Единственное, я домой не брала работу, это уже было слишком. Как говорится, кто везет, на том и едут.

Очень много было обязанностей. И в какой-то момент я поняла, что я так больше не могу. В какой-то момент я просто психанула и пришла с заявлением. В то время я не знала, что есть личные границы, что можно отказываться от обязанностей, которые на тебя навешивают. Я не умела говорить «нет». Я сказала это только один раз, когда положила заявление на стол.


Очень часто меня спрашивают: «Когда ты проходишь мимо библиотеки, не скучаешь?». Я говорю: «Нет!». Я благодарна тому времени, которое там провела, но я не скучаю, не тоскую. Я тоскую только по «Громкоговорителю».

Как тебе пришла мысль заняться танцами?

Я начала ими заниматься, еще работая в библиотеке. У меня кума ходила на занятия на пилоне. Они собирались с подружкой и постоянно друг другу показывали синяки от тренировок. Я думала, что они какие-то ненормальные. Ходят с синяками и радуются этому. Потом мне кума показала свое выступление на каком-то отчетном концерте. Я посмотрела на ее танец и подумала, что если она так может, чем я хуже? Попросила ее взять с собой. Мы с ней сходили на тренировку, и я осталась. Мне очень понравилось. Я потом стала такой же, которая говорит: «У меня новый синяк. Это так женственно».



Наверное, именно благодаря тому, что я наконец начала заниматься чем-то для своего тела, во мне начала расти другая личность. Я стала более устойчивая к внешним воздействиям. Мне, конечно, потребовалось для этого много времени. Где-то три года. В 2019 году я занялась пол-дэнсом, а в 2022 году ушла из библиотеки.

Как танцы помогли тебе к этому прийти?

Я занималась на пилоне, потом начала заниматься растяжкой. У меня тело вспомнило, что когда-то в детстве у меня был шпагат. Потом прибавились к этому танцы. Я пошла на пол-экзотик. Когда начинаешь двигаться, делать какие-то движения, которые были тебе до этого непривычны, ты чувствуешь каждый пальчик, ты чувствуешь каждую клеточку своего тела.

 

Когда ты начинаешь чувствовать свое тело, открывается понимание того, что я хочу на самом деле. Понимание того, как мое тело реагирует на те или иные условия. Если я где-то злюсь, я не понимаю, что я злюсь, а у меня в груди начинает что-то печь. Я думаю, наверное, я злюсь. А почему я злюсь? Потому что мне не нравится тот вопрос, который мне задали или ситуация, в которой я нахожусь. Это понимание и единение с телом дает новую личность. Ты перестаешь зависеть от мнения окружающих. Ты делаешь то, что ты хочешь, поступаешь так, как ты чувствуешь, а не потому, что есть какие-то установки или стереотипы. Сейчас я живу именно так, я хочу жить. Помимо этого всего, не нужно забывать, что есть и внутренняя работа.

Что за внутренняя работа?

Я уже два года хожу к психологу. Причем многие мои знакомые, они к этому относятся: «Ой, что там этот психолог, ну что там она тебе сказала?» Психология это не про то, что мне дали советы, и я пошла делать. Тут не получится посидеть просто с подругой и все обсудить. Конечно, прекрасно, когда есть человек, которому можно выговориться, который тебя выслушает и поддержит. Но психолог еще может задать вопрос, который подруга и не подумает задать. К примеру, на что ты сейчас больше всего реагируешь? 

И вот эти два года терапии, которые у меня за плечами, они помогли мне стать той, кем я являюсь сейчас. Уверенной. Знающей, чего я хочу. Следующей за своими желаниями. Я делаю именно то, что я хочу, а не то, что мне говорят другие. И если мне скажут: «Марина, сделай так», а я этого делать не хочу, я скажу: «Нет, я этого делать не буду, я туда не пойду». То есть это работа со своими личными границами и умение при этом не задеть личные границы окружения.


Как ты реагируешь на слова о том, что женщина должна родить хотя бы до 35 лет?

Меня раньше это очень сильно задевало. И в какой-то момент, наверное, лет в 30, я просила всех, кто меня поздравляет на день рождения, чтобы мне таких вопросов не задавали. Я сказала, если вы хотите по-прежнему остаться со мной друзьями, не желайте мне найти вторую половинку. Ну не все же знают, что происходит в моей жизни. Правильно? Зачем мне это желать. Сейчас, наверное, если бы мне такое сказали, я бы улыбнулась. Ну вам надо, пожалуйста, рожайте. Я когда решу, я рожу. Я когда решу, я выйду замуж. А может быть я хочу побыть одна? А может быть я захочу потом побыть одна?

Человек не становится цельным от того, что он выходит замуж, от того, что рожает детей. Когда ты уже сам по себе цельный, то дети просто тебе для счастья. Муж не нужен для того, чтобы раствориться в человеке. Мне это не надо. Я прекрасно веду диалоги с собой. Я умею сама себя поддержать. Если ваша жизнь зацикливается, то вам надо к психологу.



Расскажи, чем ты сейчас занимаешься?

Начну с того, что я не люблю, когда говорят, на работе она такая, а в обычной жизни такая. Нет. У меня жизнь одна, и я всегда одна, чем бы я ни занималась. Я тренер по стрип-пластике, по пол-экзоту, по акробатике на воздушном кольце. Одновременно я работаю СММ-специалистом. Тоже, благодаря тому, что я пришла к психотерапевту, я начала окунаться в эту сферу.

Когда я ушла из библиотеки, у меня был год перерыва и я занималась только тренерством, но потом мне стало не хватать денег. Да, мне очень нравится преподавать. Я люблю то, что я делаю. Я понимаю, что я хорошо танцую. То есть эти способности тоже у меня постепенно раскрылись. Я поняла, насколько я пластичная, я еще больше раскрыла свой артистизм, свою музыкальность, и я все это транслирую девочкам, которые ко мне приходят. Я очень люблю преподавательскую деятельность, о которой я мечтала в далеком детстве. Сейчас она у меня реализована.


Что касается СММ-специалиста, мне Дарья Старикова предложила поработать у них в «Мастерской жизни». И я согласилась. Второй или третий год я работаю в «Мастерской жизни», занимаюсь ведением социальных сетей. Потом я влилась в это все и у меня постепенно стали появляться и другие клиенты. Я постоянно учусь, осваиваю что-то новое.

Какие еще у тебя увлечения?

Я люблю вязать. С детства я сама научилась. Для меня это как медитация. Больше всего сейчас люблю носочки вязать. Еще я рисую. Вот этот свой талант, который когда-то у меня был заброшен, я начала развивать заново. Я люблю рисовать маслом, акрилом. Играю так же на пианино. Самое большое мое и любимое увлечение, то, что дает мне релакс – вождение машины. Я обожаю ездить за рулем.

В том году у меня было пять путешествий за рулем в Краснодарский край и за пределы России. Мне и по городу нашему нравится ездить. Я люблю машины, я в них разбираюсь. Знаю, что там под капотом и даже если что-то нужно заменить, я смогу.

Твои родственники не говорили о том, что ты занимаешься чем-то несерьезным?

Со стороны родителей, когда я начала заниматься пилоном, пол-дэнсом, одобрения я не встретила. Но с другой стороны, я им показала, как я могу. Сейчас я работаю дома и для них социальные сети – это что-то непонятное. Но мне это приносит деньги и поэтому они ничего не говорят.

Какие у тебя планы на ближайшее будущее?

Я хочу еще раз съездить на соревнования по пол-арт. Я уже два раза ездила. Мне очень нравится этот процесс подготовки выступления. Ты вспоминаешь себя только когда уже музыка включается. Мне нравится посмотреть на девчонок, которые могут сделать столько всего.

Я хочу поехать куда-нибудь, совершить как минимум три путешествия за год куда-нибудь. Пока не знаю куда.

 

Хочу, чтобы бренд «Мастерская жизни» развивался. Всеми силами поддерживать буду «Роуз Дэнс», потому что мне нравится то, что я там делаю.

Как ты считаешь, чего не хватает для развития города? Почему от сюда уезжает молодежь?

Почему-то многие жалуются, что в городе нет досуга. Я абсолютно не согласна. Всегда можно найти занятие по душе, в любом городе. На самом деле, здесь хорошо. Есть все, что нужно для развития. Было бы желание, как говорится. Это очередной стереотип, что город маленький и тут ничего нет. Ну, ребята, нет. Город развивается. Мы не миллионник, да, но при желании и здесь можно найти себя. Я вам это на своем опыте говорю. Вы можете уехать в другой город, побольше, но не факт, что вы там надолго задержитесь.

Чего бы ты пожелала всем жителям Волгодонска?

Обращайте больше внимания на себя, на свой внутренний мир. Возможно на то, как вы выглядите. Я не про ваш вес и цвет волос. Вообще не про это. Посмотрите, как у вас сияют глаза, насколько у вас широка и радостна улыбка. Насколько позитивны ваши мысли. Займитесь своим телом, идите на танцы, идите в спортзал, занимайтесь культурой тела и, конечно же, заботьтесь о своем умственном здоровье.



Общайтесь больше и не замыкайтесь в себе. Отдыхайте, позволяйте себе отдыхать, делать то, что вы хотите. Услышьте ваши истинные желания. Попробуйте избавиться от стереотипов. Будьте не такими, как все.

Инна Еремеева

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
  Тема: Лица города Волгодонска  
новостиВолгодонсклица городапсихолог
4
7
Народный репортер + Добавить свою новость