Волгодонск Суббота, 24 октября
Здоровье, 24.09.2020 20:01

«Нам говорили, что мы держим здесь людей без коронавируса»: врач волгодонского госпиталя Александр Калинин

О чем чаще всего просят пациенты врачей в госпитале, приходится ли сталкиваться с негативным отношением со стороны заболевших и их родственников, что в работе врача инфекционного госпиталя является самым сложным, об этом и многом другом в интервью «Блокноту» рассказал врач-пульмонолог с 26-летним стажем Александр Калинин.

С начала пандемии коронавируса врачи, работающие в ковидном госпитале, спасают жизни волгодонцев и пациентов из близлежащих районов. Работать им приходится в защитных костюмах, противогазах. Они работают по сменам и уже несколько месяцев не брали себе даже выходные, про отпуск они пока и не думают. Они выдержали работу в сорокаградусную жару, месяцы работы без выхода из госпиталя, но героями себя не считают. Благодаря им, за многие месяцы пандемии уже сотни волгодонцев выздоровели.

В интервью «Блокноту» заведующий пульмонологическим отделением городской больницы №1», врач-пульмонолог Александр Викторович Калинин, который ежедневно работает в «красной» зоне, рассказал, каково это - быть врачом ковидного госпиталя.

Александр Викторович, расскажите немного о себе. Сколько вам лет? Какая ваша узкая специализация? Сколько лет вы в медицине?

Мне 49 лет. Я работаю в первой городской больнице . Вся моя трудовая деятельность после интернатуры с 1994 года только в этой больнице. С 1997 года я врач-пульмонолог пульмонологического отделения. С 2000 года — я заведующий пульмонологического отделения. Я врач-пульмонолог чистой воды. Другие направления у меня - это только эндоскопия, я занимаюсь еще бронхоскопией. Для меня это очень удобно и очень помогает в работе. Я сам назначаю обследования для диагностики и сам же их выполняю. С 2002 года я являюсь главным внештатным пульмонологом Управления здравоохранения Волгодонска.

С какого времени вы работаете в ковидном госпитале?

С начала мая. В течение всего мая месяца я не выходил из госпиталя совсем. Тогда предписания Роспотребнадзора были таковы, что ограничивали наше хождение. Мы находились постоянно только внутри госпиталя. Я вошел туда 2 мая и вышел из госпиталя только 31 мая. Второй раз я заступил с 1 августа и с тех пор продолжаю работать ежедневно без выходных. У меня дневной рабочий график, я являюсь пульмонологом в инфекционном госпитале, занимаюсь коррекцией, терапией, лечением самых тяжелых больных в ковидном госпитале. Каждый день у меня обход больных на всех этажах, в реанимации. Осматриваю больных, которые пребывают в тяжелом состоянии, у которых отрицательная динамика в течении заболевания, низкая сатурация. Всех больных ежедневно обхожу, смотрю, при необходимости корректирую лечение, подключаю терапевтов, реаниматологов — такая у меня работа.

Как проходит рабочий день врача ковидного госпиталя?

Он мало чем отличается от моего обычного графика по основному месту работы. Также утром - планерка, где мы обсуждаем состояние пациентов, составляем расписки для осмотров пациентов. Я смотрю по этажам - где пациенты в состоянии средней тяжести или очень тяжелые. Потом я иду, надеваю средства индивидуальной защиты, и уже в начале девятого я иду по этажам. Только обход пациентов занимает около двух часов. После обхода защитный костюм снимаю. При необходимости, если пациенту стало плохо, я снова надеваю СИЗ и снова иду в «красную» зону. В течение рабочего дня — примерно такой график.

Nl91z_9FhSI.jpg

То есть, в течение рабочего дня вы переодеваетесь несколько раз?

При необходимости, да. Преимущественно в последнее время мы работаем в многоразовых костюмах и в противогазах. Я лично для себя считаю это наилучшей защитой, и основной персонал у нас предпочитает именно многоразовые костюмы, они обрабатываются, у каждого из нас есть свой индивидуальный противогаз, мы следим за их регулярной обработкой. Поначалу, когда все это только начиналось, было тяжеловато. И дышать было тяжело, и очень жарко было, вы же понимаете, это были - май, июнь, июль — жара. Сейчас мы уже привыкли работать в костюмах. Понятно, что комфорт в этом не ощущаешь, но мы, по крайней мере, уже научились дышать и часами работать в этих противогазах.

Расскажите о ваших СИЗ, сколько времени уходит на переодевание?

По разному. В среднем у меня это занимает минут 10-15. Раздеваемся, конечно дольше. Там существует определенный порядок надевания и снятия костюма. Но со временем весь процесс оттачивается до мелочей, все происходит на автомате. Мы понимаем, что это прежде всего наше здоровье, здоровье окружающих нас людей, поэтому мы четко за этим следим.

С наступлением холодов в госпитале стало легче работать?

Немножко легче. Я бы не сказал, что сильно большая разница, но понятно, что уже не так душно на этажах, и нам немножко легче работать.

Как менялись ваши чувства, когда вы начинали работать в таких жёстких условиях?

Человек привыкает к любому труду, к любым условиям, просто нужно время. Самый тяжелый период для всех нас был в начале, когда мы в первый раз надевали костюмы, противогазы, не могли нормально дышать, а надо было работать, лечить людей. Сейчас, конечно, все к этому привыкли. А чувства у меня никак не менялись. Что в пульмонологии я работаю, что здесь — это точно такая же работа. Здесь тяжелее физически и психологически. Но геройства здесь я никакого не вижу, это такая же работа.

gospital.jpg

Были ли пациенты, удивившие положительной динамикой?

Они нас удивляют каждый день. Очень много людей у нас выписываются с положительной динамикой, с улучшениями. Были пациенты, которые очень долго, в течение длительного времени находились у нас, в том числе и в отделении реанимации, потом их выписывали в удовлетворительном состоянии. Таких пациентов достаточно много.

Расскажите о вашей семье. Как часто вы видите свою семью? Как вы общаетесь с родными?

Моя семья разъехалась. Мой сын буквально в августе этого года окончил ординатуру по кардиохирургии в Санкт-Петербурге и сейчас работает в кардиохирургическом центре в городе Калининграде. Дочь моя в этом году окончила школу с золотой медалью и поступила в Ростов-на-Дону учиться на экономиста в РАНХиГС. Так что теперь моя семья здесь в Волгодонске — это я и моя супруга.

Вы видитесь с супругой? Вам можно уходить домой?

В настоящий момент на всей территории России уже нет таких ограничений, как раньше. Как обычно я приезжаю на работу, отрабатываю свой рабочий день и еду домой. В начале была боязнь заразить своих близких, но мы регулярно сдаем анализы, мы все очень тщательно следим за средствами индивидуальной защиты, и сейчас уже такой сильной боязни нет. Все-таки, наверное, это с опытом приходит, с привычкой. Конечно, дай Бог, чтобы все было благополучно и в дальнейшем.

Вы сами не болели коронавирусом?

Нет.

Вам приходилось сталкиваться с негативом со стороны пациентов или их родственников?

Регулярно. Пациенты, которые лечатся в ковидном госпитале довольно часто демонстрируют негатив. Дело в том, что мы не можем выписать их без определенных параметров. Пока не будет получено подряд два отрицательных результата теста на коронавирус, мы их выписать не можем. К сожалению, не все пациенты это адекватно воспринимают и понимают. Они следят за своим клиническим улучшением и считают, что их пребывание в дальнейшем здесь бессмысленно. Приходится с ними беседовать, убеждать в том, что COVID-19 - это особо опасная инфекция, что они являются носителями этой инфекции, поэтому мы не можем их выписать их из госпиталя, пока не будут получены два отрицательных анализа. Бывало и такое, что родственники пациентов обвиняли нас в том, что мы здесь держим людей, у которых на самом деле нет никакой коронавирусной инфекции. Это, безусловно, не так. Мы понимаем всю ответственность, которую на нас возлагают. Непонимание, к сожалению, встречается, стараемся донести до людей всю серьезность сложившейся ситуации. Но мы — не исключение - это обычный рабочий процесс, с негативом со стороны пациентов и их близких периодически сталкиваются все врачи, не только врачи ковидных госпиталей.

Что самое сложное в работе с ковидными больными?

Я не вижу здесь никаких особенностей, которые бы отличали мою работу в госпитале от работы в пульмонологическом отделении. Чисто физически сложнее, работать приходится в стесненных условиях — в противогазе, в костюме - это душно, испытываешь сложности с дыханием, если проявляешь физическую активность в работе с пациентом. А в остальном я не вижу совершенно никакой разницы. Это такая же работа, только в более тяжелых условиях.

Много ли сейчас больных в госпитале? Как оцениваете ситуацию?

К сожалению, от месяца в месяц мы не только не замечаем снижения количества поступающих к нам пациентов, но и наоборот замечаем их рост. Если начинал я работу в мае, когда в госпитале было 25-30 человек, то из месяца в месяц поступления происходят по нарастающей. Кто-то выписывается, кто-то поступает, но на сегодняшний день пациентов уже более 110 человек, сегодня утром было около 120. И количество пациентов ежедневно растет. Это связано с определенными послаблениями, отменой ограничений. Масочный режим в общественных местах хоть и остался, я считаю это малоэффективная мера. Взрывного роста нет, небольшой прирост, как объясняют наши специалисты инфекционисты федерального масштаба, может быть связан еще и с сезоном роста заболеваемости гриппом и ОРВИ. Но у нас лежат пациенты только с подтвержденным диагнозом COVID-19 или пациенты с пневмониями, у которых в последствии подтверждается коронавирус. Поэтому связать рост заболеваемости кронавирусом с сезонным гриппом я, к сожалению, не могу. Пока на данный момент ситуация у нас спокойная. Мы спокойно выполняем свою работу, у нас достаточно и штата, и специалистов, и лекарственных средств. Тем не менее, снижения уровня пока нет, отмечаем небольшой прирост.

Что чаще всего просят пациенты госпиталя у врачей?

Скажу немного с юмором, два отрицательных анализа они просят у нас буквально каждый день. «Доктор, скажите, что у меня второй отрицательный» - мы слышим ежедневно.

YBdB8yxu0Ys.jpg

Чем вы занимаетесь после смены? Есть ли у вас увлечение, которое расслабляет вас после работы?

Как раз в этом году у меня это увлечение и появилось, я вступил в общество садоводов-любителей и занимаюсь дачей в свободное от работы время. Надо где-то после работы расслабляться, я выбрал дачу.

Вы считаете период пандемии самым сложным периодом в вашей практике?

В медицинской практике, наверное, да. Мы сталкивались и с эпидемией свиного гриппа, и с рядом других небольших эпидемий, но пандемия коронавирусной инфекции в моей лично практике действительно самая сложная и серьезная.

Пациенты делятся с вами своими историями о том, где и каким образом они могли заразиться?

Это называется эпидемиологический анамнез. Мы активно их расспрашиваем, выезжали ли они за пределы области, контактировали ли с людьми с подтвержденным ковидом, безусловно. Каждого пациента мы подробно расспрашиваем, где он мог заразиться и как, потому что эпидемиологическая ситуация должна быть и под нашим контролем тоже. Мы определяем их круг общения. Роспотребнадзор, конечно, тоже со своей стороны за этим тщательно следит, мы также тщательно составляем анамнез, который нам потом помогает оценивать ситуацию.

Где в последнее время волгодонцы заражаются чаще?

Выросло количество случаев заражения именно по городу Волгодонску. Если, когда все только начиналось в апреле-мае, это были привозные случаи из других регионов, из близлежащих районов Ростовской области, Волгодонск звучал очень редко, то сейчас очень большое количество людей заболевают именно в Волгодонске. И в госпиталь поступают в основном волгодонцы, пациентов из районов мы тоже принимаем, но значительно больший прирост пациентов мы получаем именно из Волгодонска.

Многие российские СМИ пишут о том, что врачи, работающие в красной зоне устали от нагрузки и увольняются. Каков настрой у наших медиков в госпитале?

Коллеги, с которыми я работаю, находятся в абсолютно позитивном и рабочем настроении. Ни у кого из нас таких мыслей не возникало. Я здесь тоже уже не один месяц работаю, не видел случаев, чтобы доктора или сестринский персонал уходил из-за того, что устали и так далее. Мы работаем, случайные люди здесь просто не задерживаются.

О чем мечтает врач ковидного госпиталя?

Отработать и поехать домой.

Вы согласны с тем, что врачи госпиталя — герои?

У меня субъективное восприятие этого понятия, все таки, я значительную часть своей жизни прожил в Советском Союзе, для меня герои — это какие-то военные, патриоты, летчики, космонавты, я не воспринимаю свой труд как героический. Это просто труд в более жестких, тяжелых условиях, не более чем. Да, конечно, мы все с понимаем относимся к тому, что существует риск заражения, он выше чем у остальных наших коллег, и физически и психологически в ковидном госпитале работать тяжелее, но я бы не назвал это героизмом. Есть профессии, которые подразумевают риск для жизни, для здоровья - это пожарные, военные, сотрудники правоохранительных органов, но и это не героизм, люди осознанно идут туда, понимая, что они могут работать в этих условиях. Каждый человек выбирает себе ту профессию, на которую он способен. А героизм я считаю — это когда во внезапно создавшейся ситуации человек проявляет какие-то свои лучшие качества или жертвует собой. У нас не героизм - это просто тяжелая работа.

Вас благодарят пациенты, когда выписываются?

К сожалению, регламент нашего госпиталя не позволяет нам с ними общаться, этим занимается отдельный сотрудник, который проводит их через чистую зону, вручает выписные эпикризы, выдает их обработанные личные вещи, чтобы они были безопасными для окружающих. Мы видим этих пациентов, разве что, издалека в окне.

Что бы вы пожелали или посоветовали жителям города?

Как говорит Малахов: «Берегите себя и своих близких». Конечно, необходимо носить средства индивидуальной защиты — маски и перчатки в местах общественного пользования, в магазинах и супермаркетах. Стараться избегать посещения массовых мероприятий, не смотря на снятие ограничений. И конечно, по возможности, как только стартует прививочная кампания против коронавиирусной инфекции в нашей стране, привиться от COVID-19, так же как и от гриппа, - посоветовал волгодонцам Александр Калинин.

SRoEsasYL_0.jpg

Сильный, опытный коллектив инфекционного госпиталя с начала пандемии коронавируса смог обеспечить грамотную, скоординированную работу по лечению COVID-19. А ведь в этот госпиталь «на Советской» попадают пациенты с тяжелым течением болезни, и начеку врачам нужно быть постоянно: вчера ещё вполне благополучный пациент сегодня может оказаться в реанимации. Кроме того, медикам постоянно приходится испытывать переживания и даже страх — заразить своих близких и заболеть самим. Они, пожалуй, как никто другой понимают необходимость в соблюдении мер безопасности и профилактики коронавируса. Они уже много раз видели печальный итог человеческой беспечности.

Их работу видят не все, кто-то их ругает, кто-то критикует, кто-то до сих пор не верит даже в существование коронавируса, а они — врачи продолжают сохранять оптимизм, надеются на выздоровление каждого своего пациента и верят в конец пандемии.

Для справки* 

На 24 сентября в ковидном госпитале Волгодонска находится рекордное количество пациентов с самого начала пандемии - 128 пациентов. За сутки в ковидный госпиталь поступили 28 человек, из которых 12 — жители Волгодонска. Выписаны были 3 человека. За сутки скончался один человек - житель Волгодонска. Ранее мы писали, что ковидный госпиталь рассчитан примерно на 150 человек. Получается, что на сегодняшний день загруженность коечного фонда составляет 85%. В реанимации находятся 9 человек, на аппарате искусственной вентиляции легких – 3 человека, на неинвазивной ИВЛ – 1.


Ирина Литвинова

Новости на Блoкнoт-Волгодонск

Медицина Волгодонска

  Тема: Коронавирус в Волгодонске  
новостиВолгодонсккоронавирус
5
3
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое