Волгодонск Четверг, 09 февраля
Общество, 16.01.2023 12:00

«Она могла умереть»: трехлетняя волгодончанка упала в детском саду и оказалась в реанимации

В конце ноября трехлетнюю девочку из детского сада увезли на «скорой» в реанимацию. Родители малышки уверены, что в инциденте есть вина руководства сада. К счастью, сейчас с девочкой все хорошо.

В рубрику «Хочу сказать!» обратились Александр и Юлия Фроловы — родители Софии, которая посещала детский сад «Светлячок» до того страшного дня, который даже сейчас при воспоминаниях вызывает у них ужас.

Софии Фроловой всего 3 года, детский сад «Светлячок» она посещает второй год. Родители девочки рассказывают, что претензий к воспитателям не было никогда. Чуткие отзывчивые и любящие детей два воспитателя устраивали полностью. Но в какой-то момент из-за нехватки кадров, в группе Сони остался лишь один постоянный воспитатель, который работал в одну из смен, во вторую смену стали приходить поочередно разные воспитатели сада, которые постоянно менялись. 24 ноября 2022 года в детском саду произошло событие, которое супруги Фроловы до сих пор вспоминают с ужасом. Им позвонили и сказали, что к Сонечке приехала скорая помощь, их ребенок в тяжелом состоянии.

- 24 ноября я отвела ребёнка в садик совершенно здорового, весёлого. А после обеденного сна в 15:06 позвонил наш постоянный воспитатель и сообщил о том, что мой ребёнок не встаёт, у неё слабость, вялость, ну, естественно, я начала собираться, минуты через три-четыре мне перезвонил воспитатель и сказала: «Софии очень плохо, давайте быстрее, мы вызвали скорую». Когда я приехала в садик, карета скорой помощи уже была там, пытались померить ребёнку давление, но у них не получалось, потому что у неё было сердцебиение сильное. Она была бледная, носогубный треугольник был синим. Нас повезли в реанимацию, а по пути у ребёнка начались судороги. Мы ехали с кислородной маской, я её лично держала. Поступили мы в реанимацию, не могу точно сказать объективно, сколько минут ребёнка откачивали, но врач потом вышел и сказал, что жизненно важные показатели они подняли до нормы. Дело в том, что у ребёнка даже была низкая температура порядка 35 градусов.

Я была в таком диком шоке, я не понимала, что происходит с ребёнком, понимаете, увидеть своего ребёнка в таком состоянии — просто тело, она дышала, но не шевелила ни руками, ни ногами, голову не поднимала, понимаете. А когда в реанимацию везли, это вообще ужас, когда видишь, что всё тело ребёнка дёргается, это ужасно. Когда вспоминаю об этом, всегда плачу.

Юлия Фролова не может сдержать слез, вспоминая тот страшный день, когда увидела свою дочь в тяжелом состоянии в детском саду

Пока мы были в реанимации, ни заведующая, ни воспитатель, при котором это всё случилось, не соизволили позвонить и уточнить даже не то, что состояние ребёнка, а жив ли ребёнок. Когда мы находились в садике, когда врачи пытались понять, что происходит с ребёнком, я неоднократно спрашивала у воспитателя и у заведующей, я спрашивала неоднократно, падал ли мой ребёнок, ударил ли ее кто-нибудь. На что мне говорили: «Нет, нет, нет, всё было хорошо». Естественно, я сообщила своему мужу о том, что происходит с ребёнком, он был в отъезде далеко от города. Он узнал номер телефона воспитателя, при котором всё это произошло. Это был подменный воспитатель. Ранее у нас было 2 основных воспитателя, одного оставили, а получается в одну из смен постоянно приходят подмены. Это совершенно каждый раз новые лица. Муж узнал номер телефона подменного воспитателя, созвонился с ней. И она в телефонном режиме призналась, что ребенок упал, что на момент падения она находилась не рядом с ребёнком, но видела, что она приземлилась на попку и спиной тоже ударилась. Насчёт того, ударилась ли София головой, она сказать не могла. А в этот же день вечером ребёнка из реанимации вместе со мной отвезли в больницу, где сделали ей КТ, чтобы исключить закрытую черепно-мозговую травму. К счастью, это исключили, естественно, в реанимации взяли кровь, чтобы выявить причину судорог, исключили энцефалит, менингит, брали кровь на скрытые инфекции и врожденные заболевания. 25 ноября нас перевели в больницу на Горького, где мы проходили реабилитацию. На Горького нам провели все необходимые обследования и посоветовали обратиться в медицинский центр в Ростове «Авиценна», чтобы сделать трёхчасовой ЭЭГ видеомониторинг, потому как в тот день у Софии были судороги.

Детский сад начал давить на эпилепсию, они всем объявили, что у дочери эпилепсия. Но у нас в семье никто не страдает эпилепсией, никаких ранее признаков эпилепсии у ребенка не было. И как может ставить такой диагноз, воспитатель, у которого нет медицинского образования? - негодует мама девочки Юлия Фролова.

24 ноября 2022 года трехлетнюю девочку из детского сада "Светлячок" города Волгодонска увезли в реанимацию БСМП на скорой в тяжелом состоянии

После случившегося София прошла всевозможные обследования: снимки, МРТ, ЭЭГ, анализ крови на различные инфекции, ее возили в Ростов на консультацию эпилептолога и делали трехчасовую электроэнцефалограмму, врач заверила, что об эпилепсии в случае Софии не может быть и речи. Невролог, к которому обратились супруги Фроловы, подтвердил отсутствие эпилепсии. Предположительно имел место «единичный судорожный синдром». В результате падения девочка получила болевой шок, а ее организм отреагировал таким образом. А факт, что в момент сильной боли девочку никто не пожалел, мог усилить страх и также спровоцировать ухудшение состояния.

- 30 ноября нас выписали из отделения медицинской реабилитации, и 3 декабря мы поехали с ребёнком на ЭЭГ мониторинг. В результате трехчасового обследования эпи-признаков обнаружено не было, то есть - это не эпилепсия.

Результаты обследования в клинике "Авиценна"

Дополнительно мы записались туда же на консультацию к неврологу и эпилептологу. Нам сказали, что у нас совершенно здоровый ребёнок, никакой эпилепсии нет, всё хорошо. Скорее всего, что вследствие падения у ребёнка был либо болевой шок, либо сильный испуг, и на фоне этого её организм вот таким образом сработал. Ну вы же понимаете, я мама, мне этого мало, мне хочется ещё услышать мнение другого специалиста. Я записала ее здесь в к неврологу Дроздовой. Она сразу сказала: «Я помню этот случай, меня вызывали в реанимацию на консультацию. Я сразу сказала, что никакая это не эпилепсия». Она посмотрела результаты ЭЭГ ещё раз, нам поставили диагноз «единичный судорожный синдром», и она подтвердила почти слово в слово то, что нам сказал ростовский эпилептолог.

Врачи исключили эпилепсию у Софии.

Мама Софии сразу после случившегося не хотела поднимать шумиху и устраивать скандал, но отношение к ситуации заведующей детским садом Ларисы Лебедевой вызвало возмущение у родителей девочки. Никто из них не винит воспитателя в том, что девочка упала. Дети падают, но будучи в детском саду, уверены родители, ребенок должен быть под внимательным присмотром воспитателя, и если что-то с ним происходит, воспитатель не должен этого игнорировать, и обязательно должна быть связь с родителями. А если этого не было, то значит - это, по их мнению, прежде всего отсутствие контроля со стороны руководства.

Найти фото Ларисы Лебедевой в интернете не удалось. На данном фото она в центре (восьмая справа).

- Заведующая детским садом «Светлячок» Лариса Юрьевна Лебедева считает, что они ни коим образом, ни в чём не виноваты, что они на тот момент поступили совершенно правильно. Когда я написала в родительский чат о случившемся, выяснилось, что после того, как к нам начали ходить подменные воспитатели, у многих детки по ночам стали писаться. А кто-то из деток жалуется, что ручки ножки болят, я думаю, что, наверное, это все на нервах происходит. Одна мама вообще сообщила о том, что на днях забрала ребёнка без ногтя на пальце. Как можно было ребенку упасть, чтобы потерять ноготь? Что происходит в этом садике? Нам непонятно. Хотелось бы разобраться, хотелось бы, чтобы были постоянные воспитатели, всё-таки это малыши, для них тяжело смена воспитателей, новые лица. Конечно, важно внимательное отношение к каждому ребенку. У меня вопрос к воспитателю, который был на тот момент при падении. Я не виню ее в том, что ребёнок упал, нет. Когда 29 человек в группе, разве может один воспитатель успеть за всеми уследить? Но сам факт того, что она увидела, что ребёнок упал, что она после падения была вялая, вела себя не так, как обычно. Вопрос, почему она не позвонила мне? Всего этого критического состояния ребёнка можно было избежать. А сейчас, конечно, непонятно, чем это все может в будущем обернуться, потому что у нее было кислородное голодание ко всему прочему. Она была бледная, у нее кружилась голова. Когда я пришла в садик и стала ее звать, она меня услышала, узнала голос, пыталась сосредоточить на мне взгляд, но голова кружилась и взгляд убегал. К этому моменту заведующая тоже зацепилась. Кто-то из бригады скорой сказал ей, что это один из признаков эпилепсии. Но у нас есть все результаты обследования, которые подтверждают, что ребёнок наш не страдает эпилепсией, и я хочу, чтобы они на нашего ребёнка это клеймо не ставили.

Юлия и Александр Фроловы, критической ситуации можно было избежать, если бы воспитатель вовремя отреагировал

Сейчас наша девочка, слава Богу, себя чувствует себя как до падения. Она весёлая прыгает, бегает, смеётся. Вроде бы она забывает то, что случилось. Естественно, она помнит падение, она помнит, что ударилась спинкой. Кстати, когда нас выписали, перевели в больницу, я ребёнка осмотрела и в районе поясницы возле позвоночника я обнаружила у нее синяк. Это говорит о том, что всё-таки удар был.

К счастью, сейчас маленькая София чувствует себя хорошо, как и до инцидента. Но родители не спешат отдавать ее снова в детский сад.

Инспектор по делам несовершеннолетних мне сообщила о том, что приезжала в садик, проводила расследование, и этот подменный воспитатель Людмила Георгиевна Фандеева уже стала говорить совершенно другое. Она сообщила, что в тот момент находилась рядышком, что София не то чтобы упала, а просто соскользнула на ноги и ничем не ударилась. То есть, воспитатель стала совершенно иное говорить.

Сейчас София чувствует себя абсолютно здоровой, она готова ходить в детский сад, но Фроловы пока не готовы продолжить водить ребенка в «Светлячок». Мама призналась, что боится водить в сад. Ведь с тех пор ничего не изменилось. Постоянно меняющиеся воспитатели в группе с трехлетними детьми — практика не благоприятная с точки зрения детской психологии. Незнакомые тети не вызывают у малышей доверия. А если воспитатели относятся к ним без особого внимания, то поход в детский сад превращается в вынужденное присутствие ребенка в детском коллективе в то время, пока родители на работе.

- Как я поведу ребенка в садик? Как вернуться, как обычной жизни я не знаю, правда. Я не хотела всего этого, не хотела скандал поднимать. Если бы они позвонили мне, поддержали. Но заведующая начала звонить только после того, как я рассказала в родительских чатах о случившемся. Многие родители стали возмущаться, и видимо, до нее тоже дошло. Она мне позвонила, сказала, что хочет поговорить. А я сказала ей, что мне уже не о чем с ней разговаривать, звонить надо было, когда я стояла в коридоре реанимации, когда мы лежали на обследовании, а сейчас зачем звонить? Для чего? Поначалу я отказалась, муж мне не даст соврать. Я говорю, давай не будем подавать никакое заявление, я сказала инспектору ПДН чтобы прекратили расследование и не заводили уголовное дело. Я прям написала заявление, понимаете? Но последней каплей было, когда мне рассказали, что заведующая собрала воспитателей и похвалила: «Молодцы, правильно работаете, всё правильно сделали, нашей вины в этом нет. Существуют скрытые инфекции, скрытые заболевания. Молодцы, девочки». Это было последней каплей, и я тогда, несмотря на то, что с 2 детьми одна была в городе, взяла детей под мышку и отнесла заявление в полицию. Я ждала человеческого отношения, понимаете?

У многих деток адаптация к детскому саду очень тяжело проходит, они ещё маленькие все равно, а тут, представляете, каждый день новое лицо? Бывало и так, что в 2 смены совершенно два незнакомых человека. Кто-то из родителей слышал, как одна из них громко кричала на детей, другая — молоденькая постоянно залипает в телефоне, а дети сами себе предоставлены. Есть у нас воспитатель Юлия Викторовна, которая постоянная, она действительно за детей болеет. Она и звонила, и спрашивала за Софию. Когда я в садик приехала вещи забирать, она ко мне подошла, спросила, как дочка, обняла, заплакала вместе со мной. Она сама мама и тоже переживает за моего ребенка. А заведующая вообще никак, - рассказывает мама девочки.

Папа Софии Александр Фролов считает, что в полицию нужно было обратиться сразу после инцидента.

Папа Софии на момент инцидента находился в командировке далеко за пределами Волгодонска, но был всегда на связи. Мужчина с первого дня убеждал жену подать заявление в полицию на сотрудников детского сада, но мама не хотела поднимать шум.

- Я уверен, что заявление необходимо было писать сразу, потому что было упущено время. Это сыграло, скажем так, в пользу заведующей. Потому что у ребёнка, грубо говоря, со временем травма ушла, а она не была зафиксирована, ну только фотоаппаратом на телефон. Провести судебно-медицинскую экспертизу уже не представлялось возможным в силу сложившихся обстоятельств. Очень большой вопрос, конечно, к заведующий. Сейчас проводится первичная проверка с сотрудниками полиции по данному факту, очень сильно настораживает то, что до сих пор они пытаются уйти от ответственности, ставят под сомнение всё то, что там случилось, я имею в виду правильность действий с их стороны. Даже соврать пытаются до последнего, говорят, что падения не было.

11 декабря 2022 года супруги Фроловы подали заявление в полицию на руководство детского сада.

- Заявление было написано здесь во все инстанции, если в силу может быть своих знакомств каких-то она попытается уйти от ответственности, я не знаю, или если это повлияет как-то на отношение к нашему ребенку, ребёнок-то в конце концов будет ходить в сад, то дальше я намерен дойти до Москвы. В принципе, поэтому мы обратились в вашу редакцию, чтобы это не скрылось, скажем так, и на месте, как говорят у нас по-русски, «не замылили».

У нас были постоянные 2 воспитателя, все было хорошо, все устраивало. Организационный момент никого из родителей не интересует. Хватает ли воспитателей или не хватает, интересует вопрос, почему трогают наших воспитателей? Почему перекидывают в другие группы, и это ответственность руководителя. Заведующая должна нести чёткую полную ответственность за свои подчинённых и за всю работу, которую она проводит. После того, как нашего второго воспитателя отдали в другую группу, родители написали коллективное заявление-жалобу или просьбу, как угодно можно называть это заявление, подписались полностью все, чтобы вернуть ее к нам в группу. Но после этого из-за нас наш постоянный воспитатель, которая до сих пор работает, получила от заведующей нагоняй. Заведующую все боятся там, я не знаю, по какой причине, это опять же надо установить, выяснить причину, почему. Нельзя себя так вести. Как руководителю на своём посту ей необходимо провести какую-то другую работу, может, работу над собой, чтобы в дальнейшем нормально исполнять свои обязанности. Я знаю, что в других садиках родители знают заведующих в лицо, даже папы, которые редко отводят детей, нашу же заведующую не знают даже некоторые мамы, которые постоянно присутствуют на каких-то собраниях, постоянно что-то обсуждают. Для меня это очень удивительно. И я хочу, чтобы досконально проверили этот детский сад, что там происходит. Потому что, создается ощущение, что там всё как в учреждении закрытого типа. Если что-то произошло, всем сразу закрывается рот. Я имею в виду воспитателям, чтобы никто никуда не жаловался. Неоднократно были высказывания со стороны заведующей о том, чтобы никто, не дай Бог, не пошёл в «Блокнот», не пожаловался. Возможно, все вот эти доследственные проверки и разбирательства приведут к какому-то консенсусу. Хотелось бы просто справедливости, - заявляет Александр Фролов.

Маленькая София, рассказывая родителям о том, что произошло, сообщила, что после падения в тот день к ней никто не подошел и не пожалел.

- Когда всё это произошло, после реанимации я разговаривал с воспитателем, который присутствовал при падении, она мне сказала, что да, ребёнок упал, она подошла, пожалела, ребёнок плакал. Говорила, что да, она играла, что она сама упала, сильно заплакала. Я после разговора с воспитателем был уверен, что воспитатель подошла и пожалела, спросил у Софии: «Доченька, тебя тётя подошла, пожалела, умыла?». Она сказала: «Нет, ко мне никто не подошёл». Мы несколько раз спросили у ребёнка, жалел ли ее кто-то после падения, она отвечала, что нет, она плакала и никто не подошёл. Опять же, вопрос к заведующей, которая организовывает воспитательную работу, и к воспитателю, который приходящий, который должен был непосредственно обратить внимание на ребенка, который получил травму, даже незначительную. Но произошло так, что не позвонили ни маме о том, что было падение, не пожалели ребенка, а я склонен верить своему ребёнку, - заявил папа девочки Александр Фролов.

Редакция «Блокнот» готова предоставить руководству детского сада «Светлячок» площадку для размещения комментария по поводу данной истории.

Константин Прибрежный

Если вам есть, чем поделиться, хотите высказать свое мнение, рассказать о проблемных ситуациях или просто поделиться наболевшем, пишите нам в редакцию на электронную почту: news@bloknot-volgodonsk.ru, а так же в комментариях или личных сообщениях в социальных сетях нашего информационного портала или на номер WhatsApp: 8-988-897-93-77

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
  Тема: Рубрика "Хочу сказать!" в Волгодонске  
новостиВолгодонскХочу сказать
9
3
Народный репортер + Добавить свою новость
s1