Волгодонск Среда, 20 октября

Как маяки Волгодонска связаны с фаворитом императора Александра I

Маяки на Цимлянском водохранилище и судоходном канале в Волгодонске, а также некоторые элементы «Городка энергетиков» в Цимлянске были созданы на основе архитектурных образов башен в поместье знаменитого соратника царя Александра Первого Алексея Аракчеева.

Цимлянская ГЭС и шлюзы судоходного канала считаются одним из лучших и наиболее выразительных примеров промышленной архитектуры Советского Союза середины 20 столетия, когда на короткое время государство и архитекторы обратились к масштабному переосмыслению классического архитектурного наследия первой половины 19 столетия. В башнях, арках, портиках и колоннадах сооружений канала и шлюза при желании можно увидеть отсылки к храмам Древних Рима и Греции или к шедеврам архитектуры в стиле классицизма с проспектов Санкт-Петербурга. Некоторые из таких отсылок являются прямыми.

Те, кто в школе пытался учить историю, может вспомнить имя Алексея Аракчеева: полководца, военного администратора и фаворита императоров Павла Первого и Александра Первого. В историю он вошел как один из реформаторов артиллерии, что стало одним из факторов, повлиявших на победу русской армии в наполеоновских войнах. Но едва ли не большую известность в памяти потомков Аракчеев получил как создатель сети военных поселений: системы, при которых солдаты сочетали службу в армии с занятием сельским хозяйством.

Аракчеев прожил долгую жизнь, по большей части связанной с северо-западом России. Он был уроженцем Новгородской губернии, там Александр Первый пожаловал ему и усадьбу Грузино в 70-ти километрах от Новгорода, ранее принадлежащую фавориту Петра Первого Александру Меншикову.

Безымянный.jpg

Слева - причальные башни в Грузино в начале 20 века, справа - маяк на Цимлянском водохранилище (фото Влада Веклича).

Фаворит Александра развернул в Грузино масштабное дворцовое строительство. К 1806 году здесь появился дворец, каменный Андреевский собор и многочисленные хозяйственные постройки. Нас же интересует второй этап строительства, который начался уже после Отечественной войны 1812 года. Тогда Аракчеев пригласил в Грузино уже получившего известность и признание архитектора Василия Стасова (1769-1848). Стасов является одним из самых известных «петербургских» архитекторов. В Северной Пальмире по его проектам были построены Нарвские и Московские триумфальные арки, Троице-Измайловский сбор недалеко от набережной реки Фонтанки, целый ряд масштабных казарм и зданий военного ведомства, которые в настоящее время считаются признанными памятниками. По проекту Стасова в Грузино на берегу Волхова к 1815 году были сооружены две каменные башни парадной пристани, а рядом с собором появлялась колокольня (строительство завершено в 1822 году).

После смерти Аракчеева в 1834 году Грузино перешло в собственность государства. Дворец стал казармой — вначале здесь проживали кадеты, а затем поместье передали под расквартирование пехотного полка. Усадьба сравнительно благополучно пережила Революцию и Гражданскую войну, оказавшись в тылу красного фронта. Но уже во время Великой Отечественной войны фронт на несколько лет задержался точно по реке Волхову: левый западный берег захватили немцы, а правый восточный сумели удержать красноармейцы. Непрерывные боевые действия привели к страшному разорению всей долины Волхова: Новгород был полностью уничтожен за исключением Кремля, а Грузино было просто стерто с лица земли. Под обломкам Андреевского собора была погребена и могила самого Аракчеева. Так погиб один из лучших образцов дворцов-парковых ансамблей России в стиле классицизма. После войны восстанавливать дворцовый комплекс не стали.

Колокольня.jpg

Колокольня Андреевского собора и Здание управления Цимлянской ГЭС в Цимлянске

Но память об утраченном шедевре архитектуре жила. В 1948 году институт «Гидропроект» начал работу по созданию проекта архитектурного оформления будущего Волго-Донского судоходного канала и Цимлянского гидроузла. В 1950 году был проведен закрытый конкурс между пятью коллективами архитекторов. Победу неожиданно одержала команда архитектора Леонида Полякова, в том же году возглавившим сам институт. В 1950 году Грузино представляло собой груду кирпичных развалин, но команда Полякова отдала своеобразный оммаж наследию Стасова. Башни на пристани были использованы в качестве образа маяков на канале, а облик рухнувшей под ударами снарядов колокольни Андреевского собора стал прототипом башни на здании Управления Цимлянской ГЭС в Цимлянске (сейчас там находится метеостанция).

Такое заимствование и творческое переосмысление из Грузино не избежало внимания критиков. Еще сразу после открытия канала Полякову ставился в упрек тот факт, что он слишком прямолинейно применил форму башен на берегу Волхова к маякам на канале. Маяки, а их на канале несколько (первый из них находится на стрелке Волги и канала), действительно напоминают башни из Грузино. По сравнению с башнями на Волхове, маяки получили круглые по форме постаменты. Более высокими в пропорциях получились и сами башни, но такое соотношение диктовалось прежде всего нуждами судоходства. Главным отличием цимлянских маяков от их предшественников с берегов Волхова стали ростры: стилизованные носы деревянных кораблей. Маяки на Цимлянском водохранилище и при входе в судоходный канал со стороны Дона являются одним из наиболее любимых мест для фотосессий среди волгодонцев. 

Константин Прибрежный

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
  Тема: О тебе, любимый Волгодонск  
маякшлюзВолгодонскГрузиноАлексей АракчеевАлександр ПервыйВасилий Стасов
8
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

s1