Волгодонск Четверг, 21 января
Общество, 24.11.2020 18:04

«Я считаю себя невиновным»: подсудимый Евгений Семененко дал показания в суде

Подсудимый Евгений Семененко, обвиняемый в совершении ДТП, в котором погибла Светлана Маркина, дал показания и ответил на вопросы гособвинителя и стороны потерпевших.

Первое судебное заседание по делу о смертельном ДТП, где подсудимым является Евгений Семененко, состоялось 21 июля. Прошло уже четыре месяца и все наконец-то близится к своему логическому завершению. Сам подсудимый, который во время первого заседания заявил, что не признает свою вину, дал показания. Он ответил на вопросы адвокатов, гособвинителя и потерпевшей стороны.

Подробно ознакомиться с показаниями Евгения Семененко вы можете в стенограмме, подготовленной «Блокнотом».

- Расскажите обстоятельства ДТП, которое произошло в районе дома №84 по улице Морской в Волгодонске, - начал допрос адвокат Сергей Гапочка.

- 84? У меня не было ДТП по 84, - ответил Семененко.

- Вы возле дома №84 ДТП не совершали?

- Нет.

- Скажите, тогда какое ДТП было совершено 27 сентября 2019 года?

- В районе «Зореньки», где судебные приставы.

- Ну как это все случилось?

- Мы были с другом на мойке, возле гипермаркета в «старом» городе. Помыли там машину, развернулись на кольце «мебельном» и поехали в сторону «нового» города. И вот в районе, где магазин «Зоренька» и судебные приставА, ехали там. Выехала «Газель», авария и все.

- Подскажите, как вы считаете - по чьей вине произошло ДТП? - задал вопрос адвокат Олег Давыдов.

- Не могу сказать, я не эксперт, - ответил подсудимый. - Я ехал по главной дороге, никому не мешал.

- С какой скоростью вы ехали?

- Ну, не знаю, километров 60-70 может. Не быстро мы ехали. По своей полосе, по своей дороге.

- Вы по главной дороге двигались?

- Да, по Морской - прямо. Передо мной вот «Газель» выехала.

- Вы видели ее?

- Да, я видел, как она навстречу мне едет.

- В какой момент она стала поворачивать?

- Вот мы ехали, получается, я ехал и она ехала. Мы сближались, сближались, сближались и все, она неожиданно мне начала разворачиваться. Или на парковку поворачивать, или разворачиваться.

- Как вы считаете, вы в зоне видимости были у автомобиля «Газель»?

- Ну конечно, там освещаемая дорога прямая. Ни поворотов, ни разворотов.

- Освещение хорошее было?

- Хорошее.

- То есть он был в зоне... Когда он начал... Создал, грубо говоря, вам помеху, какие вы действия предприняли?

- Тормозить начал.

- Далее что произошло?

- Ничего. Удар в «Газель» и все. Машина у меня стала неуправляемой, сработали подушки и все. Дальше я уже не видел, куда мы, что.

- Соответственно, далее вы не имели контроль над машиной? Подушка сработала?

- Да, все подушки сработали.

- Примерно на каком расстоянии «Газель» начала маневр совершать?

- Ну не знаю, близко. Где-то 20-40 метров. Близко.

- Видеозапись просматривали?

- Да, просматривал.

- На этой видеозаписи скорость соответствует? Вы так ехали?

- На первой, которую мы смотрели - да. На второй - нет.

- То есть вы считаете, что на второй видеозаписи гораздо быстрее, чем вы двигались на самом деле?

- Да.

Газель, попавшая в ДТП на Морской

На этом вопросы у адвокатов закончились и к допросу перешел государственный обвинитель Мелкон Поркшеян.

- За 20-40 метров вы увидели «Газель». С ваших слов она ехала прямо, не останавливаясь на разделительной полосе и начала поворачивать. Правильно я услышал? - спросил гособвинитель.

- Еще раз можно вопрос? - переспросил Семененко.

- Вы говорите, что ехали в одну сторону, а «Газель» едет навстречу. Не останавливаясь на разделительной полосе «Газель» начинает поворачивать и расстояние между вами 20-40 метров.

- Да, близко-близко.

- С какой скоростью ехали? 60 или 70?

- Ну где-то в этом районе.

- Вы с материалами уголовного дела знакомы?

- Да.

- По видеозаписи установлена ваша скорость примерная. В интервале от 132 до 156 км/ч. Как вы это объясните?

- Я же говорю, я посмотрел первую видеосъемку, мы смотрели со следователем ее со столба. Ну там со скоростью я согласен. А на второй видеозаписи я не согласен со скоростью, там не моя скорость. Реально будто, ну, что-то, ну видеосъемка... Все так, но скорость не такая.

- Вы сколько лет за рулем? Стаж какой?

- Три года.

- На этом автомобиле вы сколько?

- Три года.

- Какой объем двигателя, сколько лошадиных сил?

- Я не знаю, я не автомеханик.

- Ну у вас же в документах написано количество лошадей? Сколько?

- Я не могу сказать.

- Увидев «Газель» за 20-40 метров, как вы утверждаете, какие вы действия предприняли?

- Тормозить начал.

- Следы торможения, отраженные в осмотре места происшествия видели?

- Ну я не видел этих следов.

- Длину следа вы помните?

- Нет.

- Почему?

- Потому что там было много следов. Там я изначально был не согласен с некоторыми следами, которые мне показывали на месте.

- Вы, насколько я помню, говорили о следах на месте разворота, а не о своих следах.

- И со следами тех я был не согласен.

- Где это написано, что вы не согласны со следами, которые по версии следствия оставлены вашим автомобилем? Которые соответствуют и ширине беговой части вашего автомобиля.

- Я и следователю говорил. Мы с адвокатом были и я следователю говорил, что не согласен со следами.

- С каким вы адвокатом были?

- С Давыдовым.

- На месте происшествия?

- Нет, у следователя. И на месте происшествия мы были не согласны, поэтому все так долго и было.

- Так вот, у вас до момента столкновения с «Газелью» след указан протяженностью почти 41 метр. Вы видите автомобиль от 20 до 40 метров, если еще, как вы говорите, вы тормозили. Как так получается? То есть вы увидели автомобиль позже, чем начали тормозить?

- Ну я же вам объясняю. 20-40 метров это я сказал примерно. Может быть и 10, может и 50. Я приблизительно сказал.

- Так 10 или 50, 20, 40 метров? Есть разница?

- Ну у меня не было с собой рулетки, я не мог выйти и замерить сколько. Я вам просто приблизительно говорю, глазом своим.

- Понятно, но вы говорите: «Я начал тормозить». Каким образом? Какой-то маневр совершали?

- Маневров не совершал, просто тормоз нажал и все.

- По какой полосе вы ехали?

- По-моему, по крайней левой.

- Как вы тогда объясните след с правой в левую полосу? И на видеозаписи видно, что вы перемещаетесь с левой полосы в правую, потом обратно в левую. А в момент столкновения находитесь в левой полосе. Это согласно схеме и видеозаписи. Как вы это объясните?

- Ну я не знаю. Я же говорю вам, я ехал...

- Вы контролировали свои действия?

- Да.

- Вы находились под действием каких-то препаратов?

- Как это препаратов? Там освидетельствование было.

- Я не знаю, я задаю вопрос. Если вы говорите: «Я не знаю как так получилось». Вы были за рулем, был один свидетель. Больше никого не было?

- Да.

- Нас там не было, ни меня, ни защиты - никого. Поэтому я спрашиваю - как вы поясните наличие следов транспортного средства, наличие видеозаписи, вашего маневрирования на видео.

- Вот вы говорите про следы эти, юзы, значения. Я вам объясняю - я не согласен с этими следами. Я и на стадии следствия говорил, что я с ними не согласен. Я прям снизу писал, что не согласен.

- Вы ехали прямолинейно, применяя торможение? Никуда не смещаясь? Полосу движения не меняли? И ехали по левой полосе?

- Да, да, да, да.

- Задаю вопрос еще раз. Как вы объясните наличие следов? Если вы не согласны, как они появились, кому они принадлежат?

- Какому-то может быть другому автомобилю.

- Который также тормозил в том же месте в момент ДТП?

- А вы вообще были там на месте, видели сколько было следов?

- Нет, я в городе в первый раз.

Смертельное ДТП на Морской

- Вы на вопрос отвечайте, - вмешалась судья Ирина Коваленко. - Не задавайте вопросов.

- Ну я же ответил на вопрос, - возмутился Семененко. - Мне задали вопрос - чьи это могут быть следы? Я говорю, что возможно другого автомобиля. Будто бы я там один торможу, перемещаюсь в этом городе именно на этом участке дороги.

- Какое расстояние ваш автомобиль преодолел до момента столкновения с автомобилем «Хендай Акцент» от места столкновения с «Газелью»? - продолжил Мелкон Поркшеян.

- Ой, я даже не знаю.

- Где вы «поймали» второй автомобиль?

- На встречной полосе, ближе к осевой - крайней левой.

- Вы участвовали в судебном заседании, слушали, но вопросы вы не задавали водителю Легесчич, насколько я помню. Помните показания указанного водителя относительно его движения?

- Да, помню.

- Что он говорил, помните?

- Что он ехал, не видел автомобиля, остановился, убедился в безопасности, начал поворачивать и откуда не возьмись - появился я. По-моему так.

- Все правильно. Вы утверждаете, что он ехал прямо не останавливаясь и не применяя никакого торможения на разделительной полосе, и начал поворачивать перед вами.

- Да, все так.

- Видимость какая была на проезжей части?

- Идеальная.

- Сколько метров? Повторюсь, согласно эксперимента - более 300 метров. Соответствует?

- Да, даже больше.

- Вы могли видеть автомобиль более, чем за 300 метров?

- Да.

- Поясните тогда, почему ваши показания разнятся с показаниями водителя «Газель»? Почему он говорит так и на каком основании? Он вас оговаривает?

- Ну, просто я не знаю, он как бы... Я изначально говорил, когда мы с ним показания давали на первый день после аварии, он говорил, что увидел машину, потом начал поворачивать, а потом уже понял, что не успевает и все. То есть вот так вот.

- Водитель «Газели» вас оговаривает или пытается себя выгородить? С вашей точки зрения.

- Получается, оговаривает.

- Какие действия вами были предприняты после столкновения?

- Мы вышли, подъехал вроде автобус. Я начал капот открывать на «Хендае», чтобы клейму снять, потому что сильно помялась и загореться может. Подбежал мужик второй, с автобуса вроде. Он вынес монтировку или железку какую-то. Мы открыли капот, сняли клейму. Уже много людей сразу скопилось, начали «скорую» вызывать. Двери пытались открыть, дверь, насколько я помню, пассажирскую не смогли открыть, водительскую, по-моему, мы открыли и достали человека и все. Приехали «скорая» и МЧС, начали доставать девушку. Потом приехали сотрудники ДПС. Сначала приехал следователь, там уже через время начали составлять схему, приехали сотрудники ДПС. Ну там были сотрудники, но приехали другие «Ниве». Забрали нас с водителем «Газели», в сторону ушли, они начали нас освидетельствовать на состояние алкогольного опьянения. Потом мы схему составили, потом нас повезли в больницу, где на наркотики, на алкоголь сдают все эти анализы. Потом нас отвезли на Строителей в Следственный комитет или управление. Там мы показания дали и все.

- Вы со следователем ходили, осматривали место происшествия и проводили замеры. Кто проводил замеры?

- Много кого было. Сотрудники ДПС замеряли, следователи записывали.

- Разброс деталей и частей автомобилей был большой?

- Да, большой. Сколько метров не могу сказать.

- Вы на одном месте стояли или передвигались?

- Передвигались. Но не много.

- От «Хендай» до «Газели» сколько метров было? Может в шагах?

- Семь шагов от моей машины до «Газели». Моя машина стояла колесом на бордюре.

- По вашему ширина двух полос всего семь шагов?

- Не знаю.

- Замеры с вашим участием проводились?

- Ну как, я принимал участие, но не все время там был.

- А где вы были?

- Когда начали замеры и когда замеряли следы, меня забрали, мы проходили освидетельствование с водителем «Газели». Потом мы пошли обратно, а они уже составляли схему. Приехал, как я понимаю, зам начальника следствия нашего, начальник ГАИ. Они забрали схему у следователя и начали сами смотреть. И за эти следы, я с замначальника начал спорить. Он мне говорит: «Вот, смотри, это твои следы». Я сказал, что не согласен. Он менял понятых. Мы были часов до 3 ночи. Поэтому сейчас про следы мне тяжело говорить, так как их было много и я от многих отказывался.

- Какие следы замерял следователь в вашем присутствии?

- Сотрудник ДПС замерил расстояние между автомобилями: от «Газели» до «Хендая» и до «Мазды». Потом я уходил и когда вернулся мне сказали расписаться, так как схема уже готовая была. И там мы уже начали спорить. С управления человек, фамилию не знаю, сказал на мой отказ ставить подпись, что это схема черновая, что мы потом приедем к следователю и новую схему составят.

- Под какими еще документами вы оставляли подпись?

- Ой, их много было. Я их не особо читал.

Свои вопросы задала и сторона потерпевших.

- Насколько интенсивно вы тормозили? Педаль в пол до упора?

- Я не помню. Я помню резко нажал, так как «Газель» резко выехала. И я машинально нажал.

- Вы до этого таким способом тормозили?

- Таким нет. Потому что передо мной так резко никто не выезжал.

- А когда вы ранее тормозили, тормозной след на вашем транспортном средстве оставался?

- Нет, машина ведь оснащена АБС.

- АБС не предусмотрен для отсутствия тормозного следа.

- Вы знаете, как АБС устроен?

- Конечно я знаю. Поэтому я и задаю вам этот вопрос.

- Ну и как?

- АБС предусмотрен для предотвращения неуправляемого вождения, то есть отправки машины в занос.

- А как это происходит вы знаете? След может и прерывистый остаться. Один четкий след от АБС не может остаться, только если АБС неисправен.

- Хорошо. Оставляем вашу позицию. Скажите, вы сказали, что как только увидели препятствие, начали торможение без маневрирования. Объясните, почему единственный след от торможения имеется на стороне встречного движения?

- Я же говорю, я не могу это объяснить.

- Вы согласны с тем следом?

- Нет.

- Было установлено, что это следы от ваших колес, это факт, и это единственный тормозной след, дальше машина ушла на бордюр. Единственный след торможения, который там остался, остался из-за повреждения вашего колеса после столкновения с другим транспортным средством и след торможения у вас - один диском, а не самой шиной, а второй - шиной, происходит от этого места столкновения, а оно установлено точно, и идет до конца остановки вашего транспортного средства. Данное место столкновения установлено на встречно полосе. Как вы это объясните? Получается ваша машина была одним колесом на крайней левой полосе, согласно вашего движения, а другим на встречной полосе.

- Ну я не знаю, может от торможения кинуло меня. То, что на встречной было я такого не помню.

- В чем вопрос, - вмешался Гапочка. - Вы говорите, что ДТП с «Газелью» произошло на встречной полосе?

- Возражаю, - выкрикнул Давыдов. - Можно свое субъективное мнение не формулировать, как состоявшиеся факты?

- Тихо! - попыталась успокоить всех присутствующих судья. - Представитель, сформулируйте свой вопрос четко.

- Каким образом по вашему мнению место ДТП с «Газелью» зафиксировано на полосе встречного движения?

- С «Газелью» я на своей полосе ударился и вылетел на встречную.

- Место торможения после повреждения - у вас идет встречная полоса.

- После повреждения. Естественно, я ударился и меня откинуло на встречную полосу.

- У вас место торможения и далее уже юзом поехали к бордюру.

- Я не могу ответить на этот вопрос.

- Вы говорите, что после столкновения вы пытались оказать помощь пострадавшим, находящимся в машине «Хендай». Почему ваши показания противоречат показаниям свидетелей? Например водителей «Газели» и автобуса, они не помнят вас и не видели.

- Я не знаю, почему они меня не помнят. Я лично открывал капот, клейму снимал. Я знаю, что в первую очередь необходимо клейму убирать, как и любой водитель. Мы начали капот открывать, было тяжело, мужчина подбежал мы вместе с ним капот открывали. Тогда уже куча людей набежали. Мы начали дверь открывать с пассажирской стороны, но не смогли, так как там была сильно дверь зажата. Вызвали МЧС, «скорую».

Эксперт назвал причину ДТП на Морской

- А на месте разворота «Газели» какая разметка была в тот день? - задал вопрос гособвинитель Мелкон Поркшеян.

- Я не помню, - ответил подсудимый. Мне не до этого было.

- По Морской часто ездите? Знаете, где там место для разворота?

- Да, знаю.

- На этом промежутке от Тягливого до 50 лет СССР?

- Нет.

- Только что сказали знаете, уже нет. В момент столкновения с «Газелью» ваш автомобиль частично находился на встречной полосе. Как вы объясните отсутствие маневрирования?

- Я не помню, не могу объяснить.

- А вот вас занести могло? - задал вопрос адвокат Гапочка. - В состоянии заноса вы могли выехать на встречную полосу?

- Во время торможения могло, конечно. Машина три тонны весит, я думаю вполне возможно.

- Вы точнее вопрос формулируйте, - сделала замечание судья.

- Я не понял вопрос вообще, если честно, - ответил Семененко.

- Ну чисто теоретически вас могло занести? - продолжил настаивать на своем Гапочка.

- Любую машину может занести, - ответил подсудимый.

- Он же вам ответил, что не понимает вопроса. Не надо этих «могло, не могло». Если бы его занесло, он бы пояснил. Не надо задавать вопросы, чтобы ответ был в пользу, - возразила Коваленко.

- На месте ДТП видимость была хорошая? - задал вопрос Гапочка. - Но «Газель» стала выезжать на близком расстоянии. Может после аварии он говорил, почему не заметил вас?

- Изначально мы с ним не разговаривали, - ответил Евгений. - Он тоже принимал участие и помогал, мы все вместе были. Потом мы разошлись и когда уже приехали в отдел ан Строителей, была ночь, мы там с ним разговаривали в коридоре. Как он мне говорил, что был уставший с работы и не увидел меня. В общем он говорил, что видел меня, думал, что успеет проскочить, когда уже начал поворачивать понял, что не успеет.

- Вы успели оказать медицинскую помощь? А то вы все об этом что-то говорили-говорили.

- Медицинскую нет, я же не медик. Парня мы вытащили, но пострадавших никто не трогал. Был врач, который сказал, чтобы мы никого не трогали пока «скорая» не приедет.

- У вас машина какого года выпуска, - спросил Михеев. - На ТО обслуживается?

- 2008 года, у неофициального дилера, - ответил подсудимый.

- На момент ДТП машина в исправном состоянии была?

- Я ехал, никаких ошибок не горело.

- Диагностика была пройдена своевременно?

- Диагностика не знаю, это всегда отец делает.

- Вы участвовали в осмотре места происшествия, с вашим участием составлялся протокол осмотра? - задала вопрос судья Ирина Коваленко.

- Да.

- Вы знакомились с данными протоколами?

- Я фактически просто подписывал, не читал.

- У вас какие-то замечания были?

- Единственное замечание было по поводу схемы, по протоколам не могу сказать были правильно или нет, потому что не читал.

- Но они ведь при вас составлялись, вы замечания делали?

- По поводу протоколов естественно нет, я же их не читал.

- Вы утверждаете, что двигались со скоростью 60-70 км/ч.

- Где-то так, да. Ну не быстро мы ехали.

- Выводы экспертизы подтверждаете?

- Ну я не согласен с экспертизой. Потому что по видео выявили скорость, когда мы со следователем смотрели первое видео со столба...

- То есть с такой скоростью вы не двигались? Вы двигались со скоростью 60-70 км/ч.

- Да.

- Вину в совершении данного ДТП не признаете?

- Я не признаю свою вину. Как вам объяснить. Я понимаю, что ехал на источнике повышенной опасности, но я вину свою не вижу в этом. Я ехал просто по своей полосе.

- Возможность торможения у вас была?

- Нет, он выехал буквально перед моим лицом. Я просто ехал по своей полосе, по своим делам. Я просто помыл машину и ехал. Просто прямая дорога, я никому помех не создавал.

- Вы считаете себя невиновным?

- Да.

После допроса подсудимого его адвокаты заявили ходатайство - о возвращении уголовного дела прокурору. Адвокат Сергей Гапочка заявил, что Евгений Семененко обвиняется в том, что 27 сентября 2019 года примерно в 20:20 он совершил ДТП в районе дома №84 по улице Морской. Но при этом, как заявил адвокат, дом №84 с проезжей части улицы Морской даже не видно, так как его перекрывает дом №86.

- Из этого следует, что ДТП произошло где угодно, только не возле дома №84 по улице Морской, как указано в обвинении. Кроме того, согласно тексту обвинения, Семененко совершил ДТП в 20:20, а согласно МЧС уже в 20:18 выехала бригада спасателей. То есть ДТП было совершено ранее 20:20, что противоречит тексту обвинения. Ходатайство — возвратить уголовное дело в отношении Семененко прокурору для устранения допущенных нарушений, а именно времени и места совершения ДТП.

- Ваша честь, у меня аналогичное ходатайство, - заявил Олег Давыдов. - Я поддерживаю своего коллегу, чтобы два раза не рассматривать одно и то же, говорю об этом сразу.

Судья выслушала ходатайства и отправила на рассмотрение. Сторона потерпевших возразила, так как на место ДТП выехали соответствующие группы, следовательно сотрудники МВД и Следственного управления, которые на месте определили все обстоятельства ДТП, указанные в схемах и протоколах, в последствии которые были подписаны всеми участниками. При проведении следственных мероприятий были установлены время и место данного ДТП. Фактически те доказательства, которые сейчас представлены в опровержение тех доводов, сводятся на обращение граждан, которые фактически указывали те места, к которым ближе они ориентировались, исходя из своего личного восприятия. Между тем, при формировании уголовного дела было установлено точное время и место ДТП. Прошу отказать в удовлетворении, - заявил Дмитрий Михеев.

- Держи меня соломинка держи, - отшутился гособвинитель Мелкон Поркшеян. - Я прошу при рассмотрении двух ходатайств учитывать, что защита умышленно искажает обстоятельства, которые изложены в обвинительном заключении. Обратитесь к первоисточнику и посмотрите, что время, во-первых, указано около 20:20, а место указано: проезжая часть улицы Морской, со стороны Тягливого в сторону 50 лет СССР, подъезжая к дому №84 он увидел препятствие перед собой... И дальше указаны уже дальнейшие действия водителя. И задавая вопрос подсудимому, ведь я не зря уточнил, на каком расстоянии были раскиданы запчасти и детали от автомобиля. По версии следствия минимальная скорость 132, максимальная 156 км/ч. В школе все учились, перевидите 132 км/ч в м/с, это 36,66 м/с. Именно 36 метров 66 сантиметров пролетает автомобиль за одну секунду при скорости 132 км/ч. 3,03 - вы сами об этом говорили и сами зациклили на этом внимание. 3,03 умножьте на 36,66. На каком расстоянии находился автомобиль по версии следствия, если он двигался 132 км/ч? На расстоянии 111 метров от места столкновения. Плюс еще добавьте одну секунду время реакции водителя, 0,1 секунду - время задержки тормозного привода автомобиля. Вот и получается, что следователь не мог указать конкретный адрес и конкретный дом, так как столкновение с «Газелью» в одном месте, а столкновение с «Хендаем» в другом. Сам подсудимый об этом сказал, что они передвигались. Здесь указан интервал, расстояние и место. Считаю, что в удовлетворении обоих ходатайств необходимо указать.

Адвокаты подсудимого высказали свои реплики по поводу ответов стороны потерпевших и гособвинителя. И отметили, что все же настаивают на том, что дом №84 находится очень далеко от места столкновения.

Судья удалилась в совещательную, после чего приняла решение, что необходимости отправлять дело прокурору нет.

- Оценка всех доказательств будет дана при вынесении решения. Отказать в удовлетворении ходатайств, - озвучила решение Ирина Коваленко.

Виктория Исаева

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
  Тема: ДТП на Морской в Волгодонске   
ВолгодонскновостьсудСемененкоДТП
2
2
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое